Назовем это "Авторитаризм, версия 2.0". Сегодня авторитарные режимы расшатывают демократию более совершенными и изощренными способами, получая на эти цели щедрое финансирование. Этот новый класс диктаторов представляет самую серьезную угрозу возникновению международной системы, основанной на власти закона, соблюдении прав человека и открытом выражении мнений.

Оглядываясь назад, понимаешь, насколько бурными и пьянящими были 90-е годы. Распался Советский Союз, и казалось, что демократия совершает свой победный марш. Затем, в начале этого десятилетия народные "цветные революции" ошеломили руководителей в ряде стран, продолжая и сегодня воодушевлять демократов от стран Центральной Азии до Ближнего Востока. Но, отвечая на вызов событий, диктаторы провели перегруппировку и в настоящее время совершенствуют свою тактику репрессий, приспосабливаясь к новым условиям.

Наши организации созывали экспертов, чтобы проанализировать те методы, при помощи которых пять влиятельных государств - Китай, Иран, Пакистан, Россия и Венесуэла препятствуют развитию демократии в своих странах и за их пределами. Результатом наших исследований стал новый доклад, носящий название "Подрыв демократии: диктаторы 21-го века". В нем проводится анализ общих черт этих режимов, а также того, каким образом они сумели в последние годы добиться определенного сокращения политических свобод во всем мире.

Эти страны очень напоминают традиционные авторитарные режимы своими действиями по подрыву демократии с использованием целого комплекса инструментов и приемов, включая манипулирование правовой системой, контроль над средствами массовой информации и прямое запугивание. Правящие группировки в каждой из стран защищают свою власть, вознаграждая приверженцев и карая оппонентов безо всякого соблюдения норм права. Здесь нет ничего нового - диктатура как диктатура.

Однако эти случаи по-своему уникальны, представляя собой совершенно новое явление. Уникальность в инновационных подходах и в той изощренности, с которой они используют в своих подрывных целях дискуссии и общение на просторах Интернета. Когда им не удается контролировать доступ в Сеть, эти режимы бросают в бой целые армии комментаторов и провокаторов для увода в сторону и срыва вполне разумных и правомерных онлайновых дискуссий.

Эти режимы также приспособились к современному глобальному капитализму, используя рынок для усиления своего контроля. Китай, например, превратил цензуру как старых, так и новых средств массовой информации в источник прибыли. Что касается традиционных СМИ, то власти подталкивают журналистов и редакторов к написанию статей, которые пользуются популярностью и дают коммерческую выгоду - но одновременно отвлекают от политики. Китай идет в первых рядах тех, кто развивает тенденцию передачи цензуры "на внешний подряд" и все активнее осуществляет мониторинг силами частных компаний. Такого рода деятельность порождает сомнения в общепринятом мнении о том, что Интернет это инструмент демократии.

Новые авторитарные режимы также формируют международные ценности, используя самые передовые и хорошо финансируемые медийные предприятия. Кремль запустил телеканал Russia Today, который вещает на Северную Америку, Европу и Азию, потратив на это многомиллионные средства. Иран в 2007 году создал англоязычный спутниковый канал Press TV, в котором работает несколько сотен иностранных сотрудников. А Китай готов потратить огромные суммы на расширение деятельности своих средств массовой информации за рубежом в попытке улучшить международный имидж страны. Согласно поступающим сообщениям, Пекин выделил на эти цели как минимум 6 миллиардов долларов.

Тем временем, эти режимы не ограничиваются вложениями в СМИ. Распределяя безвозмездно многомиллиардную помощь другим странам, они мешают международным усилиям по совершенствованию государственного управления и снижению коррупции, которые реализуются через помощь, предоставляемую на определенных условиях. Китайские лидеры выдвинули доктрину беспроигрышных взаимоотношений с другими странами, подталкивая латиноамериканские, африканские, азиатские и арабские государства к созданию взаимовыгодных договоренностей с Пекином на основе принципа невмешательства. Китайская программа помощи весьма привлекательна для охочих до денег получателей. Согласно оценкам Всемирного банка, Китай в настоящее время является самым крупным кредитором в Африке. Россия, Иран и Венесуэла также используют свое нефтяное богатство для создания международных альянсов и финансирования зарубежных клиентов, особенно в своих собственных регионах.

В рамках масштабных усилий по экспорту авторитарного влияния данные режимы также прилагают массу усилий для подрыва деятельности международных организаций, действующих на основе установленных правил и выступающих в поддержку демократии и прав человека. Среди них Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организация американских государств и Совет Европы. В Организации Объединенных Наций эти страны создают временные коалиции для подавления критики в свой адрес, выступают против принятия санкций и продвигают антидемократические меры.

Но новым для таких режимов является также кое-что из того, что они не делают.

Сегодняшние диктаторы признают и понимают, что полный контроль над информацией и экономической деятельностью невозможен, да и не нужен. Вместо этого они видоизменили свои традиционные механизмы принуждения, обогатив их более утонченными методами воздействия. Политический дискурс становится "управляемым", и в нем уже отсутствует явный диктат. Такая управляемость обеспечивается за счет избирательного замалчивания новостей и информации или их переделки. И хотя государство поглощает и прибирает к рукам самые важные промышленные и коммерческие предприятия, дни командной экономики уже не вернутся. Гражданам дозволено наслаждаться личными свободами, в том числе, поездками за рубеж и изобилием потребительских товаров, что было немыслимо в эпоху Мао и Брежнева.

Во времена "холодной войны" природа и цели авторитарных государств были видны более отчетливо. В отличие от того периода современные автократы представляют менее заметную опасность, влившись в глобальную экономику и принимая участие в работе многих авторитетных финансовых и политических институтов мира.

До настоящего времени политики и государственные деятели в демократических странах не сумели найти эффективный подход к устранению данных опасностей. Это вызывает особое беспокойство, потому что отсутствие такого четкого подхода совпадает по времени с усилением дебатов внутри Соединенных Штатов о включении во внешнюю политику США нового, четвертого измерения - демократии, которое должно действовать наряду с традиционными ее компонентами, такими как оборона, дипломатия и развитие. И новые диктаторы будут очень рады, если увидят, что такое четвертое измерение выпадает из геометрии американской внешней политики.

Дженнифер Виндзор - исполнительный директор организации Freedom House; Джеффри Гедмин - руководитель 'Радио Свободная Европа/Радио Свобода'; Либби Лю - руководитель "Радио Свободная Азия".

__________________________________________________________

Внешняя политика: фундаментальные цели достигнуты, главный вызов - ЕС ("The Financial Times", Великобритания)

Прошло двадцать лет после одной победы и одного поражения. Каковы итоги? ("The Guardian", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.