Возможно, исход противостояния вокруг иранской ядерной программы зависит не столько от результатов пятничных президентских выборов в Исламской Республике Иран, сколько от решения, которое должно быть принято до сентября этого года в полутора тысячах миль к северо-востоку от Тегерана, в Москве. После избрания президентом Барака Обамы российские власти поддерживают США и Европу в их стремлении обуздать ядерные амбиции Ирана. Но, как считают в Вашингтоне, добиться от России поддержки ужесточения экономических санкций против Ирана будет гораздо сложнее.

Позиция Москвы по вопросу санкций имеет значение, поскольку независимо от того, кто выиграет выборы, оба лидирующих кандидата дали понять, что они не намерены уступать требованиям Запада о прекращении Ираном обогащения урана. Реальные решения о ядерном будущем Ирана будет принимать верховный лидер этого теократического государства аятолла Али Хаменеи, который продолжает демонстрировать неповиновение США, Европе и Международному энергетическому агентству. Поэтому Вашингтон считает, что согласованное международное давление - единственная возможность для Запада убедить Иран отойти от ядерного порога. А Россия, помогающая Ирану строить ядерный реактор в Бушере, являющаяся одним из его ключевых поставщиков вооружений и обладающая правом вето в Совете Безопасности ООН, возможно, способна сделать эффективными более жесткие санкции.

Деннис Росс (Dennis Ross), отвечающий в администрации за политику в отношении Ирана, готовит пакет санкций для принятия Советом Безопасности осенью. Эти санкции должны затронуть не только иранские компании, связанные с ядерной и ракетной программами Тегерана, но и его энергетический сектор, переживающий трудные времена. К сожалению для США, Россия не намерена поддерживать расширение санкций. 'Мы должны удержать [санкции] в рамках международных усилий по нераспространению, а все остальное, что можно себе представить за пределами этих усилий, не относится к нашим задачам', - заявил недавно TIME заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков.

Безусловно, Россия, в силу своих активных деловых связей с Ираном, в том числе, в энергетическом секторе, находится в выгодном положении для оказания давления на Тегеран. При всем обилии запасов нефти, энергетическая инфраструктура Ирана стара и дает сбои, и он вынужден покрывать значительную часть своих потребностей в бензине за счет импорта. Вашингтон считает, что усилия внешнего мира по блокированию модернизации и инвестиций в энергетический сектор Ирана будут болезненными для режима. Кроме того, поддержка России исключительно важна для создания международного консенсуса относительно усиления давления на Иран - если она выступит за новые санкции, то значительно возрастут шансы на возникновение широкой договоренности в ООН в сентябре.

После прихода к власти администрации Обамы Россия гораздо более настроена на сотрудничество - не в последнюю очередь потому, что новый президент более склонен реагировать на озабоченности самой России в областях, не связанных с Ираном. 'По сравнению с предыдущей администрацией перемены огромны, и мы высоко это оценили, - говорит Рябков. - И мы надеемся, что американская администрация ценит нашу работу на стольких фронтах'. Русские не исключают возможность ужесточения санкций против Ирана, и говорят, что в отношениях с Ираном выступают за политику кнута и пряника. Однако, по словам Рябкова, любое обсуждение этого вопроса до сентябрьского заседания Генеральной Ассамблеи ООН может быть лишь 'гипотетическим'.

Сознавая, что ей нужна помощь России, администрация Обамы ищет способы убедить Москву поддержать ужесточение санкций. Как сообщили TIME сотрудники администрации, Обама в своем секретном письме, отправленном президенту Дмитрию Медведеву в марте, пообещал, что США заморозят планы по размещению в Восточной Европе системы противоракетной обороны, вызывающие категорические возражения России, если Москва окажет содействие в обуздании ядерной программы Ирана. Кроме того, США инициировали двусторонние переговоры на высоком уровне о сокращении стратегических вооружений, а президент Обама намерен посетить до конца июня столицу России, надеясь договориться о новом ядерном пакте - или даже подписать его.

Русские приветствуют все это. 'Безусловно, мы ценим этот насыщенный и глубокий диалог по нераспространению', - говорит Рябков. Но способствует ли он продвижению по иранскому вопросу? Когда речь заходит о программе ПРО, российский дипломат отвечает: 'Мы не считаем такое увязывание правомерным', поскольку, по мнению России, система противоракетной обороны, которую Вашингтон планировал разместить в Польше и Чехии, не может служить защитой от потенциальной угрозы со стороны Ирана. Россия полностью поддерживает возобновление переговоров о контроле над вооружениями, но считает ядерную программу Ирана отдельным вопросом, не раскрывая здесь свои карты.

__________________________________________________________

В Иране арестованы участники акций протеста после выборов ("BBCRussian.com", Великобритания)

Накануне выборов в Иране главный вопрос - ситуация в экономике ("The New York Times", США)

Гейтс: Россия настороженно относится к растущей иранской угрозе ("The Washington Post", США)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.