Несмотря на протесты в самом Иране и сомнения на Западе в легитимности выборов, Западу придется иметь дело с президентом Ирана Ахмадинежадом.

Диалогу нет альтернативы

Один израильский комментатор отреагировал на выборы в Иране репликой: мол, победа Махмуда Ахмадинежада, по сути, не так уж и плоха для политики Израиля. Можно полагать, что и Джордж Буш, будь он еще у власти, потирал бы руки: Иран сохраняется как образ врага. А вот его преемник Обама явно смотрит на ситуацию иначе. Он воздержался от комментариев и не выказывал своего предпочтения кому-либо из кандидатов на выборах в Иране.

И правильно сделал. Потому что победу Ахмадинежада можно было предвидеть, хотя и не при таких обстоятельствах. А кроме того, любая похвала из Белого дома свела бы на нет шансы кандидата еще до выборов. Образ врага важно сохранить и Ахмадинежаду. Он и после выборов клеймит своих соперников как подручных враждебного Запада. Это вписывается в его любимую роль блюстителя революции и защитника всех оскорбленных и униженных.

"Лучший мир" по версии Ахмадинежада

Однако словесные выпады не отменяют желания вновь избранного президента Ирана говорить с Западом, в первую очередь с США. Нет, не о стандартном наборе тем, то есть проблеме атомной программы Ирана, не о правах человека, не о равноправии женщин и даже не о ближневосточном конфликте. Ахмадинежад намерен показать Обаме свою картину нового, лучшего мира, где, по представлениям Ахмадинежада, править будут не отдельные страны, а все народы мира. При этом он будет ссылаться на результаты выборов, но Обаму это вряд ли впечатлит.

Тем не менее, президент США и его важнейшие союзники на Западе давно осознали, что требования свернуть работы по обогащению урана невыполнимы. На это не пошли бы и другие кандидаты. Неофициально Иран начинают рассматривать как ядерную державу. Даже в Израиле, если верить опросам, большинство смирилось с этим. Но и это не отменяет важности диалога.

За последние 30 лет накопился такой конфликтный потенциал, что откладывать решение проблем на дальнейшие четыре года нельзя: слишком велик риск. И основа для диалога есть: Иран не приемлет диктата, но Обама тоже отвергает его. Ясно, что и в Вашингтоне предпочли бы вести дела с менее неприятным партнером. Но что поделаешь, врагов не выбирают. Население Ирана, причем не только те, кто разочарован итогами выборов, будет только приветствовать диалог. Никто не хочет насилия и беспорядков: они порождают лишь страдания и новые репрессии.

Борьба с коррупцией как козырная карта

Поэтому сейчас многие с беспокойством следят за тем, какие действия предпримет Ахмадинежад внутри страны. Сам он заявляет, что намерен всеми средствами бороться с коррупцией, хотя что мешало ему заняться этим в первые четыре года его правления? При этом он не намерен щадить и самые высшие круги, в частности бывшего президента Хашеми Рафсанджани.

Рафсанджани в 2005 году проиграл президентские выборы, но сохранил значительную власть и могущество. Процесс против него может повысить популярность Ахмадинежада среди населения, хотя и таит в себе риск открытой конфронтации. Для Ирана настали беспокойные времена.

Обсудить публикацию на форуме

_____________________________

Иран: послесловие к выборам ("Voice of America News", США)

Противостояние двух разных кампаний на президентских выборах в Иране ("La Croix", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.