Фотографии, сопровождающие северокорейские угрозы о применении ядерного оружия, на которых "дорогой лидер" появляется на ракетных тягачах, на стенах домов и даже на продуктах питания и прочих товарах, живо напоминают о том, чего Запад не видел уже целое столетие. Когда германские солдаты уходили на Первую мировую войну, они маршировали под звуки "Hassgesang gegen England" ("Песнь ненависти к Англии"), которую написал немецкий поэт-еврей Эрнст Лиссауэр (Ernst Lissauer). Самая известная строка из этой песни гласит: "Боже, покарай Англию!" Двор кайзера не удовольствовался тем, что эти положенные на музыку стихи раздали полковым оркестрам и офицерам по поддержанию боевого духа. Он пошел на необыкновенные меры, обязав кондитеров размещать этот лозунг на коробках с шоколадными конфетами, на которых был нарисован немецкий солдат, топчущий английский флаг. Эти коробки либо продавали с большой скидкой, либо раздавали бесплатно. Результат был таков: к концу 1914 года, в Германии не осталось ни единого журналиста и интеллектуала, не говоря уже о простых гражданах, который сомневался бы в том, что война с Англией не просто оправданна, но и высоконравственна.

Те дни ушли в прошлое. Сегодня ни один режим на Западе не может столь абсолютно формировать общественное мнение своих подданных. Напротив: парламентские механизмы наряду со свободными средствами массовой информации создали такую обстановку, в которой только общественное мнение направляет действия властей. Поскольку это мнение не всегда рационально и разумно, органы власти, состоящие в основном из интеллигентных и вежливых людей, ведут себя так, что порой их манеру поведения можно назвать исключительно глупой. Поведение лидеров определяется не только страхом перед общественным мнением, но и боязнью закона. Если бы американский президент Теодор Рузвельт (Theodore Roosevelt), который в начале 20-го века сформировал политику "большой дубинки" ("Говори мягко, но неси с собой большую дубинку - и ты далеко пойдешь", - заявлял он), находился сегодня у власти, ему за некоторые его действия, возможно, предъявил бы обвинения Международный суд в Гааге (который он, кстати, помогал создавать).

Таким образом, у западных государств нет внешней политики, а есть только политика внутренняя. Просвещение, которое подобно любой хорошей идее претворяется в жизнь с истовым фанатизмом, превратилось в препятствие, угрожающее безопасности. Права террористов в Гуантанамо защищают адвокаты, чьи конторы расположены неподалеку от места, где располагались Башни-близнецы. Никто не противодействует вторжению мусульман в Европу, потому что европейцы готовы принимать "иных" с такой же решимостью, с какой они жгли на кострах еретиков. Со времен Вьетнамской войны характерной чертой американских войн является нерешительность. Если бы не она, исход той войны мог быть совсем другим.

Взаимоотношения между внешней политикой и демократией это игра с нулевым результатом. Чем больше общество дорожит демократическими ценностями, свободой информации и свободой выражения, тем меньше возможностей у государства проводить эффективную внешнюю политику. Результат всего этого - не только растущее бессилие Запада, но и расширение свободы действий тех стран, которым не ниспослана благодать (или проклятие) демократии западного образца. Россия могла вести кровопролитную войну в Чечне, не думая о внутренней оппозиции; Китай мог спокойно направлять танки на площадь Тяньаньмэнь; а Северная Корея нагло плюет в лицо всему западному миру.

А чего ей бояться? При полном отсутствии демократии Северная Корея формирует свое собственное общественное мнение так, как хочет. И конечно же, она пользуется всеми преимуществами своей действенной внешней политики. Кроме того, Пхеньян понимает, что демократические Соединенные Штаты давно уже потеряли большую дубинку Тедди Рузвельта. Барак Обама не начал войну против Северной Кореи, как не начнет он ее и против Ирана. Этого не допустит Конгресс, а экономическая элита страны не захочет с ним сотрудничать. Кроме того, американский народ, который до сих пор смотрит на Обаму как на спасителя экономики и общества, определенно не поймет, зачем надо нападать на далекую страну просто из-за того, что у нее есть нелепый правитель-тиран, а также ядерное оружие, подобное тому, что хранится в арсеналах других далеких стран, таких как Индия, Пакистан, Южная Африка, и того крохотного государства на Ближнем Востоке, что создает так много проблем:

В данном случае война не имеет смысла. Если попытаться силой отнять у Северной Кореи ядерное оружие, то это приведет к мощному кровопролитию. А оно совершенно излишне: Пхеньяну не нужна ни война, ни чужая территория, даже южнокорейская. Все что ему нужно, это более выгодная позиция для торга в переговорах по вопросу экономических и политических условий в меняющемся мире, в котором Запад может утратить значительную часть своей гегемонии.

И запомните одну вещь: огромная разница, существующая между той легкостью, с которой недемократические страны проводят свою внешнюю политику, и теми ограничениями, которые связывают по рукам страны демократии, в будущем больно аукнется Западу. И когда это случится, найдет свое подтверждение изречение Карла Маркса: "История повторяется дважды: сначала как трагедия, а потом как фарс". За исключением того, что произойдет это в обратном порядке: северокорейский фарс повторится в другой стране, в другое время - но тогда это будет трагедия.

Недавно Амнон Джаконт опубликовал свою книгу "Введение в любовь" (Introduction to Love) на иврите.

___________________________________________________________

Пятисторонние переговоры - 'вполне реальный вариант' ("Korea Herald", Южная Корея)

США не допустят превращения Северной Кореи в ядерное государство ("The Washington Post", США)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.