Вчера в Брюсселе открылась двухдневная встреча глав государств Европейского союза. Ожидается, что они на второй срок утвердят португальца Жозе Мануэля Баррозу в должности президента Европейской комиссии. Кадровый вопрос, пожалуй, самый простой в повестке дня встречи. Другие куда сложнее.

Куда ж Европе без комиссии

Самым сложным и самым дискутируемым, скорее всего, станет вопрос об утверждении проекта по созданию общеевропейских органов по надзору за финансовой системой. Речь, в частности, идет о структурах, которые будут контролировать деятельность финансового и банковского секторов, а также рынка страхования. Тут у участников саммита нет единого мнения.

Чехия, например, которая в последний раз будет возглавлять саммит перед переходом 1 июля председательства в ЕС к Швеции, хочет добиться, чтобы после саммита Еврокомиссия получила право уже в будущем году приступить к формированию системы финансового регулирования. В отличие от нее Великобритания к этой идее относится с опаской. Там боятся, что европейские 'регулировщики' могут стать вышестоящей инстанцией по отношению к национальным правительствам и соответственно получат право отдавать распоряжения о предоставлении финансовой помощи той или иной фирме, оказавшейся на грани банкротства. Поэтому Лондон настаивает на том, что страны ЕС должны сами распоряжаться деньгами своих налогоплательщиков.

Настороженно восприняли в Объединенном Королевстве и идею Европейского центробанка о необходимости создания новой Европейской комиссии системного риска, основная задач которой - отслеживать угрозы финансовой стабильности по всему ЕС. В Лондоне и ряде других столиц не хотели бы, чтобы эта ключевая роль была монополизирована странами еврозоны.

Ирландская задачка

Вторым сложным вопросом станет вопрос о ратификации Лиссабонского договора. Он, напомним, должен прийти на смену так и не принятой Конституции ЕС (ее в 2005-м 'прокатили' жители Франции и Нидерландов).

В настоящий момент договор одобрили практически все страны - референдумы-то в них не проводились, а депутаты парламентов, в том числе и нашего Сейма, дружно проголосовали за. Заартачилась лишь Ирландия, которая решила вынести Лиссабонский договор на всенародное голосование. На нем ирландцы сказали европейской Сатверсме 'нет' и тем самым заблокировали ее вступление в силу. Тогда их стали уговаривать переголосовать. Дублин согласился, но взамен потребовал ряд гарантий и в первую очередь сохранения суверенитета страны в случае вступления в силу Лиссабонского договора, а также сохранения запрета на аборты и сохранения основ налоговой политики и военного нейтралитета.

Каким образом эти гарантии могут быть оформлены юридически, до сих пор не ясно. Сроки же тем временем поджимают: проведение повторного референдума намечено на октябрь. А тут еще британские консерваторы 'взбодрились': если мы придем к власти, заявили они, то вынесем утверждение договора на общенациональный референдум.

Так что ЕС надо торопиться. В противном случае, как это уже было год назад, плебисцит может вновь принести нежелательные результаты. Их объявление станет звонкой пощечиной лидерам ЕС, много лет потратившим на то, чтобы проработать институциональные реформы, необходимые для эффективного функционирования расширенного союза, но так и не добившимся результата.

Чтобы подобного не произошло министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер накануне саммита призвал Евросоюз к сплоченности, напомнил, что 'европейская общность не должна ставиться на карту в результате малодушия или уныния', и предостерег страны-члены от возвращения в русло 'мышления национальными категориями'. Он также выразил уверенность, что если к нему прислушаются, то Лиссабонский договор вступит в силу уже 'в течение этого года'. Это, кстати, вполне возможно - в условиях жестокого кризиса Ирландии остается лишь одно: уповать на ЕС. И в силу этого можно рассчитывать на ее сговорчивость.

На нее, вероятно, и надеются Франция и Германия, которые выступают за 'пакетный вариант' утверждения Еврокомиссии, который предусматривает Лиссабонский договор. Если их предложение будет принято, то Жозе Мануэль Баррозу официально вновь станет главой Еврокомиссии в ноябре, если нет, то его кандидатура может быть утверждена до конца июня. Альтернативы у него сегодня нет, и это при том, что нравится Баррозу не всем странам. Его противники уверены, что слова португальца частенько расходятся с делами. А потому, соглашаясь со вторым сроком Баррозу, страны могут попытаться добиться выполнения нужных им условий.

Обсудить публикацию на форуме

______________________

Перед саммитом ЕС стоят серьезные проблемы ("BBCRussian.com", Великобритания)

Европа снимает розовые очки ("Русская Германия", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.