Канцлер Германии Ангела Меркель прибыла в Вашингтон для участия в переговорах с президентом США Бараком Обамой. Это уже третья встреча двух лидеров менее чем за год.

Но частые встречи не могут ослабить спекуляции о том, что многим кажется растущим расколом между Берлином и Вашингтоном по вопросам экономической политики и ряду других проблем.

Охлаждение в американо-немецких отношениях может повлиять на развитие ситуации и в других местах - в частности, в России, где политика 'перезагрузки' Обамы может расстроить исторически тесные связи Москвы и Берлина.

После переговоров, которые пройдут 26 июня, и Обама и Меркель начнут подготовку к самостоятельным переговорам с кремлевскими лидерами, которые пройдут в июле.

Обама, чей первый президентский визит в Москву назначен на 6-8 июля, встретится со своим российским коллегой Дмитрием Медведевым. 16 июля Меркель встретится с Медведевым в Мюнхене в рамках ежегодных российско-немецких переговоров известных под именем 'Петербургский диалог'.

Признания в любви

И те и другие переговоры пройдут на фоне попыток администрации Обамы найти новую отправную точку для отношений США и России.

Германия, исторический союзник Москвы, могла бы помочь этим усилиям, но разногласия по поводу мирового финансового кризиса, будущего заключенных Гуантанамо и других вопросов вбили между Меркель и Обамой клин, который Москва, возможно, с радостью вобьет еще дальше.

За последние несколько недель Москва приложила большие усилия, чтобы подчеркнуть свою близость к Германии.

Визит в российскую столицу, совершенный в начале июня немецким министром иностранных дел Франком-Вальтером Штайнмайером (Frank-Walter Steinmeier), изначально предполагал лишь переговоры с его российским коллегой Сергеем Лавровым.

Однако лишь за несколько часов до отъезда Штайнмайера Кремль символически выкатил красную ковровую дорожку и добавил к повестке дня немецкого дипломата личные встречи с президентом Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным.

Представитель российского МИДа Андрей Нестеренко добавил оживления в интервью агентству РИА 'Новости', похвалив отношения между двумя странами и подчеркнув 'культурную и психологическую совместимость' россиян и немцев.

Подобные действия Москвы являются 'признанием в любви', говорит Констанце Штельценмюллер (Constanze Stelzenmueller), директор берлинского офиса Фонда Маршалла 'Германия-США' (German Marshall Fund), который является американским 'мозговым центром', занимающимся вопросами трансатлантических отношений.

Но Россия не останавливается на дипломатических увертюрах. За последние несколько месяцев Германия и Россия заключили несколько эффектных экономических сделок.

Этой весной немецкий гигант машиностроения Siemens оборвал свое соглашение о сотрудничестве с государственной французской компанией Areva в пользу предприятия с российским Федеральным агентством по атомной энергетике 'Росатом'.

Недавно, немецкое правительство одобрило заявку консорциума, включающего в себя российский 'Сбербанк' и автопроизводителя ГАЗ, на покупку подразделения Opel у американского автопроизводителя General Motors (Германия посчитала роль Министерства финансов США в переговорах между Берлином и General Motors 'бесполезной', и это недовольство лишь добавило раздражительности в отношения между Германие и США). Чиновники ГАЗа надеются, что сделка с Opel вдохнет новую жизнь в отживающую свой век автомобильную промышленность России.

Во время визита в Москву Штайнмайер назвал Россию 'незаменимым' партнером и похвалил двустороннее сотрудничество, назвав его 'моделью взаимодействия'.

Москвой пренебрегли?

Но Штельценмюллер говорит, что, на самом деле, Германия отворачивается от жестов 'любви', демонстрируемых Россией: 'Я считаю, что прошлогодний грузинский кризис стал, некоторым образом, определяющим моментом для немецкой внешней политики. Потребовалось некоторое время - несколько месяцев - для проявления последствий, но я считаю, что сегодня мы видим эти последствия.'

Она считает, что 'существует определенное разочарование российской риторикой и внешней политикой - которая, в лучшем случае, является очень ответной и пассивной, а в худшем - крайне агрессивной. Очевидно, что Россия играет в игры с нулевым исходом'.

С тех пор, говорит Штельценмюллер, в немецко-российских отношениях произошло 'трудно уловимое ухудшение'.

Прошлой осенью Берлин открыто раскритиковал угрозу Медведева развернуть против Европы ракеты - что стало контрударом против продолжающихся планов США разместить систему ПРО в Польше и Чехии.

Немецкие чиновники также начали называть двусторонние отношения с Москвой не стратегическим партнерство, а несколько более холодно - партнерством по 'модернизации'.

В качестве дополнительного доказательства растущей осмотрительности Германии Штельценмюллер указывает на решение Штайнмайера посетить редакцию независимого издания 'Новая газета' и адвоката заключенного в тюрьме бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского во время своего пребывания в Москве.

Штайнмайер был сдержан по поводу обеих встреч, и попал под огонь критики со стороны немецких политиков, обвинивших его в том, что он упустил шанс публично раскритиковать дело Кремля против Ходорковского.

Критики в самой Германии и за ее пределами считают, что энергетическая зависимость Берлина от России ослабляет его роль нравственного знаменосца региона.

Но Штельценмюллер считает встречу с адвокатом [Ходорковского] и визит в офис 'Новой газеты' попыткой немецкого правительства показать, что оно знает о существовании такой критики: 'Я не хочу принижать значение этого. У [этих визитов] был определенный символический эффект'.

Для нее, подобные подходы к российскому гражданскому обществу всегда несут в себе сильное послание: 'Вспоминается первый визит Ангелы Меркель в роли канцлера в Москву, когда она открыто встретилась с представителям правозащитных организаций. Та встреча оказала огромное воздействие. Символы важны в политике, их нельзя недооценивать.'

По поводу энергии

Не все наблюдатели согласны с тем, что Германия демонстрирует сомнения по поводу российского правительства.

Владислав Белов, эксперт по Германии, работающий в Российской Академии наук, говорит, что, на самом деле, между двумя странами нет никаких настоящих проблем - лишь возможные проблемы с восприятием.

Он добавляет, что Берлин является идеальным партнером для того, чтобы разбить 'враждебный образ', часто стоящий между Россией и Западом.

Он говорит, что большую часть этого составляют улучшенные торговые и экономические связи между двумя странами. 'В 2008 году Меркель изменила официальную позицию немецкого правительства, - говорит Белов. - Раньше Германия критиковала стратегические инвестиции из России, или, по крайней мере, смотрела на них с недоверием. Но теперь ситуация изменилась, и сделка с Opel тому доказательство'.

Белов говорит, что Германия продемонстрировала свою готовность оказать России и другие услуги. Например, Берлин выразил поддержку ряда политических инициатив Кремля, включая предложения Медведева по поводу новой системы евроатлантической безопасности и новой энергетической хартии, призванной заменить собой старую версию 1991 года.

Предложение Медведева по поводу энергетики содержит в себе механизмы разрешения споров и регулирования транзита энергоресурсов. Россия утверждает, что подобное соглашение могло бы предотвратить январский ценовой спор между Москвой и Киевом, который оставил большую часть Восточной и Центральной Европы без газа для отопления в период зимних холодов.

Евросоюз уже заявил, что не готов заменить существующую энергетическую хартию.

Однако представитель германского МИДа Йенс Плетнер (Jens Ploetner) дал понять, что Берлин готов рассмотреть предложение Медведева: 'Мы открыты для обсуждения дополнительных механизмов. Если в процессе этого обсуждения энергетическая хартия может быть интегрирована - что и случится, по нашему мнению, - что ж, обсуждение покажет. Важно начать переговоры'.

Репутация, о которой стоит беспокоиться

Штельценмюллер из Фонда Маршалла говорит, что не видит каких-то проблем в том, что Германия улучшила свою торговлю с Россией, но она считает, что страна должна установить некоторые ограничения и правила, чтобы сохранить свой авторитет.

Она также считает, что Берлин не должен дать своей дружбе с Москвой помешать развитию общей европейской энергетической политики. Она предлагает некоторые простые правила, которым немецкие политики должны следовать в своих отношениях с Россией.

'Сотрудничайте с русскими там, где это необходимо и возможно, и выражайте несогласие там, где это необходимо, - говорит Штельценмюллер. - Я считают, что немцы поняли из прошлогодней войны с Грузией, что готовы сделать русские, если они чувствуют в этом необходимость'.

На сегодняшний день Россия, похоже, не испытывает большого давления, чтобы принять миссию международных наблюдателей в Грузии. Москва фактически отменила мандат миссии наблюдателей ООН в Грузии, наложив вето на резолюцию Совета безопасности ООН.

Это означает, что в своем текущем состоянии, мандат миссии ОБСЕ в Грузии заканчивается 30 июня.

Во время переговоров в Москве Штайнмайер попытался получить одобрение Москвы для продления действия миссии.

Представитель Штайнмайера Плетнер, похоже, разделяет оптимизм Москвы по поводу психологической совместимости России и Германии.

'Я считаю, что объяснения г-на Штайнмайера по поводу взаимных преимуществ международного присутствия, способного к действиям, встретили в Москве определенную 'задумчивость'', - сообщил Плетнер.

__________________________________________________________

"ЕС будет расширяться или станет достоянием прошлого" ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Дело "ЮКОСа" начинает оборачиваться против России ("Deutsche Welle", Германия)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.