Основным докладчиком на организованной 'Импрессум-клубом' дискуссии 'Что ждет Прибалтику после кризиса' был 41-летний российский экономист и политолог Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации. Который с российской непринужденностью 'резал правду-матку'.

'Кризис, - считает Михаил Делягин, - это переход в новое состояние организации общества'. Предлагаем вашему вниманию фрагмент из выступления российского экономиста: 'Расцвет Прибалтики был достигнут в основном благодаря талантливым экономическим менеджерам, которые сумели убедить западный мир: 'Мы очень хорошие, платите нам за это деньги'. Это время кончается. Ваш премьер-министр все время повторяет, что в обозримом будущем Эстония будет в пятерке самых зажиточных стран Европы, а между тем в стране уровень безработицы составляет 11% от трудоспособного населения. Такую самоуверенность иначе как чванством не назовешь.

Разрушено крестьянство. Этот слой многим не нравится, его упрекают в отсталости, консерватизме, но именно в нем - опора государства. Производство прибалтийских стран неконкурентоспособно: По крайней мере пока не девальвирована национальная валюта. О социальной защищенности и говорить нечего. В России, увольняя работника, я плачу ему за четыре месяца зарплату и еще за полтора месяца он получает от государства. И когда с 1 июля у вас можно увольнять человека, не глядя ему в глаза, не переживая за него, выплачивая ему за один месяц, а дальше он будет получать пособие из пустеющей государственной кассы, это чудовищно.

Эстония переживает сейчас шок: из самой цивилизованной, гордившейся этим, части одного мира она превратилась в задворки другого мира.

Вторая фрустрация - это то, что в Еврозону Прибалтику пока не возьмут. Правда, простым людям это безразлично. Но т.н. 'элита' хочет стать 'членами клуба'.

Когда выяснится, что войти в Еврозону нельзя, по крайней мере в ближайшее время, остро встанет вопрос: 'Кто мы? Зачем мы? Что мы делаем?'. И это приведет к глубокому психологическому кризису. И какие ошибки будут сделаны под его влиянием, непонятно.

США выйдут из кризиса в 2011 году, Европа в 2012-м. Остальные позже. Но мир будет иным. Прибалтика будет участвовать в новом разделении труда, но не очень успешно.

Прибалтика могла стать мостом между двумя мирами. Но отпилив один край моста, она превратилась в окраину: Однако кризис в Прибалтике все равно намного лучше, намного комфортнее, чем бурный экономический рост в Таджикистане:'

В интервью Михаил Делягин высказался еще резче.

- После вашего доклада остается ощущение, что мы уже занесли ногу над пропастью и замерли в раздумье: куда идти. Так ли это?

- Кризис это не катастрофа. Это не конец света. Жизнь будет продолжаться, но это будет другая жизнь. Золотой век, который начался в 1960-е годы и закончился в 1990-е, уже не повторится. Это не значит, что завтра мы умрем. Мы будем жить иначе.

- Последние законы - в частности, Закон о трудовом договоре и Закон об изменениях в пенитенциарной системе (отвергнутый президентом Ильвесом как неконституционный) - по сути дела говорят о том, что правительство Ансипа поставило себя вне европейской христианской этики. Не так ли?

- Да, конечно. Но и Европа далеко не всегда придерживается христианской этики. О ней забыли, когда началась дискриминация русскоязычного населения в Эстонии и Латвии. О ней не помнили, когда бомбили Югославию. О ней никто не вспоминал, когда сербов вычищали из Косово. Ее не придерживались, когда Россию обманули с объединением Германии. Ведь обещали, что Восточная Германия будет демилитаризована, в ней не будет баз НАТО. Так что европейцы - правда, в меньшей степени, чем американцы, - хозяева своего слова. Хотят - дадут, хотят - берут обратно.

- Но сколько времени продержалось бы в Западной Европе правительство, принимающее такие законы?

- Две недели. От силы месяц. Но в Западной Европе не действует режим оккупации собственной территории частью населения этой территории. Сейчас очень модно говорить о российской оккупации, но: Некоторые мои родственники въезжали тогда в Латвию на танках, и они мне рассказывали о толпах людей с цветами, которые аплодировали им.

Это не русские аплодировали, это латыши аплодировали. Потому что тогда казалось, что ничего хуже националистического авторитарного режима в этой стране быть не может. Сейчас подобные режимы возвращаются.

У вас еще все впереди. Все хуже будет становиться качество образования. Продолжится оболванивание населения. Деидеологизируется и криминализуется молодежь. Это нормально.

- Нормально?

- С точки зрения естественной человеческой этики, это, конечно, безумие. Но все делается постепенно.

Подобные режимы не нуждаются в умных людях. Не нуждаются в культуре.

- Но ведь это с точки зрения прагматики невыгодно!

- А подобные режимы вообще экономически нерентабельны - и это одна из причин, по которой в Латвии и Эстонии кризис ощущается так остро. Корпоративное государство у вас возникло. А корпоративное государство плюс крайний национализм - это, сами понимаете.

- Но вы же сами признали, что с точки зрения безопасности личности у нас дела обстоят лучше, чем в России. Это ваши слова: 'В России в центре столицы не предупреждают о том, что вас могут обобрать карманники, но зато предупреждают, как вести себя, если на вас отчего-то наезжает милиционер!'.

- По этому показателю у вас всегда было значительно лучше, чем в России. Вследствие значительно более высокой культуры быта. В России сейчас русские из Латвии считаются очень хорошими работниками. Как-то в Ханты-Мансийском округе я встретил начальника района, который безумно гордился, что дорогу в его районе когда-то прокладывали эстонские строители. У вас и коррупция куда меньше, чем в России. Но сохранится ли это в условиях кризиса?

- Может ли случиться так, что в условиях кризиса ЕС придется взять на себя функции общеевропейского правительства, которое будет диктовать свои законы государствам?

- Вряд ли. Скорее произойдет нечто иное. Страны - члены ЕС уже сейчас делятся на три класса. Первый - это 'старая' Европа, второй класс - это крупные страны, вступившие в ЕС позднее: Испания, Португалия, Греция. И третий - новые члены. Среди них есть крупные страны типа Польши, есть высокоразвитые - Венгрия, Чехия. С ними со всеми приходится считаться. А есть страны типа Прибалтики, это четвертый сорт.

- Но сможет ли ЕС диктовать этим странам свои законы, которые определенно будут несравненно более гуманными и разумными, чем те, которые принимают наши доморощенные политики?

- Сможет. Если захочет. Никакое лишнее усилие Евросоюзу не нужно. Ущемление русских в Латвии и Эстонии не лезет ни в какие рамки с точки зрения цивилизованных норм, но оно не ущемляет европейский бизнес. Европейцам на это плевать.

- Вы долгое время были в оппозиции к нынешнему российскому режиму...

- Я и сейчас в оппозиции.

- Но вы с пиететом отозвались в своем докладе о Путине и Медведеве.

- Я не говорил о Путине и Медведеве с пиететом. Я сказал только, что Путин прежде работал на 'троечку', с началом кризиса он стал работать на 'четверку'. А 'четверка' как оценка деятельности главы правительства мало чем отличается от 'двойки'. Медведев во время войны в Южной Осетии показал себя очень хорошо. Даже военные, которые его терпеть не могут, это признали. Во всем остальном он, насколько я могу судить, ничем себя не проявил.

Обсудить публикацию на форуме

________________________

Летом экономика уходит в тень ("Вести Недели День за Днем", Эстония)

Прибалтику ждет затяжной кризис ("Delfi", Эстония)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.