Недавний российско-американский саммит прошел со всей положенной помпой, церемониалом и обменом любезностями, как и подобает любому политическому спектаклю. Однако эти атрибуты служили лишь 'лакировке действительности', отвлекая внимание мирового сообщества от основополагающих разногласий, сохраняющихся между двумя странами.

Буквально накануне саммита Обама обвинил Путина в том, что тот так и не избавился от мышления в духе 'холодной войны'. Определенная доля истины в этом замечании есть, ведь Путин и Медведев изо всех сил стараются восстановить позиции России на международной арене, и заставить страны бывшего СССР смириться с гегемонией Москвы в постсоветском регионе. Они добиваются этих целей, используя как гигантские энергоресурсы страны, так и военную силу - в первую очередь в ходе вторжения в Грузию в 2008 г.

В остальном слова Обамы отдают крайним лицемерием, если учесть его собственные недавние заявления об обеспечении американского военного присутствия по всему миру (явно несоразмерного имеющимся угрозам), а также приверженности доктрине 'подавляющего превосходства по всему спектру' - в переводе с пентагоновского на обычный язык речь идет о гегемонии Америки в любых сферах: на суше, морях, в воздухе, космосе, и киберпространстве.

Предшественник Обамы свято верил в преобразовательный потенциал военной силы: один из его лакеев даже заявил, что Америка обрела способность 'создавать реальность'. Это высокомерие, вместе с войнами в Афганистане и Ираке, Обама унаследовал от Буша. Таким образом, если Путин не избавился от менталитета в духе 'холодной войны', то и Обама находится у него в плену. Их действия свидетельствуют о том, что оба по-прежнему убеждены: военная мощь - то 'абсолютное оружие', что позволяет эффективнее всего влиять на другие страны и вынуждать их подчиняться.

Действия России в последнее время не должны никого удивлять. Это уже не та растерянная, тонущая в хаосе страна, какой мы ее видели в девяностых. Америка тогда считала, что Россию можно спокойно игнорировать: свидетельство тому - расширение НАТО до самых ее границ.

Как же быстро все меняется! Когда Россия слаба и расколота, ее попросту сбрасывают со счетов. Когда же она обретает силу и сплоченность, Россия 'узурпирует' международную арену. Именно с такой Россией Обаме приходится иметь дело сегодня.

Из-за этого значение саммита только увеличивается. Стратегические концепции двух стран за последние годы настолько разошлись, что сегодня они одновременно и связаны стратегическим партнерством, и схлестнулись в геополитической конфронтации.

Можно выделить три основные зоны разногласий между Вашингтоном и Москвой:

Во-первых, Америка твердо намерена разместить в Польше ракеты-перехватчики системы ПРО. Россия рассматривает это как один из элементов политики, призванной сдержать ее усиление. На данном этапе Россию беспокоят не столько боевые возможности системы, сколько сам факт американского военного присутствия в Польше и вероятность ее превращения в одну из 'передовых баз' вооруженных сил США за рубежом.

Во-вторых, Америка отчаянно добивается международной изоляции Ирана, пытаясь таким образом обуздать его ядерные амбиции. Это, однако, невозможно без содействия России, поставляющей Тегерану оружие, помогающей в сооружении иранских ядерных объектов и сотрудничающей с Ираном в экономической сфере. В Москве понимают, насколько важно для Америки 'призвать к порядку' Иран, а потому она не откажется от своей позиции его покровителя без серьезных ответных уступок Вашингтона.

В-третьих, США продолжают поддерживать (пусть и не столь активно после переезда в Белый дом Обамы) стремление Украины и Грузии к членству в НАТО. Россия недвусмысленно дает понять, что рассматривает их присоединение к альянсу как серьезнейшую угрозу своей национальной безопасности. Наглядным свидетельством этого стало вторжение в Грузию. Более того, этот акт был также призван четко продемонстрировать, что соотношение сил в регионе изменилось в пользу Москвы. Подобная ситуация стала следствием того, что американские вооруженные силы 'увязли' на Ближнем Востоке.

Насколько можно судить по заявлениям, сделанным в ходе саммита, ни по одному из этих пунктов разногласия преодолеть не удалось.

Так чего же удалось достичь на этой встрече? Стороны договорились сократить свои ядерные арсеналы на треть. Это известие подавалось с большой помпой, но значение самого соглашения мало кто понял.

Контроль над ядерными вооружениями - вопрос, доставшийся в наследство от 'холодной войны', и к тому же единственный, по которому Россия и США могли заключить содержательную договоренность. Причина этого проста - ядерное оружие не предназначено для реального применения. В период 'холодной войны' президенты США вынуждены были мириться с тем фактом, что из-за стратегических и политических соображений использование ядерных сил в качестве 'традиционного оружия' невозможно. Главная их задача заключается в 'сдерживании' - недопущении первого ядерного удара другой стороны. Не исключено правда, что сдерживание представляет собой лишь 'психологический феномен', и доказать его воздействие на потенциального агрессора трудно - ведь мы не можем точно установить причины, по которым то или иное событие не произошло. Вполне возможно, что способность и угроза стереть с лица земли другое государство на деле не настолько действенна, как считают политические лидеры. Из-за этой специфики ядерного оружия многие сегодня считают его попросту 'бесполезным'.

Это, конечно, не означает, что его применение полностью исключено. В годы 'холодной войны' людей не оставляла тревога, что политики могут потерять контроль над развитием событий, и это поставит мир на грань ядерной войны. Наглядным примером в этом смысле служил Карибский кризис 1962 г. Мы не можем исключить повторения подобной ситуации, особенно в условиях, когда основные противоречия между сторонами остаются неразрешенными.

С чем же связана неспособность Москвы и Вашингтона найти точки соприкосновения по другим пунктам? Отчасти причина может состоять в различиях политических систем этих двух стран. Если российское руководство может без особых проблем проводить политический курс в духе realpolitik, - эдакий стратегический 'баш на баш' - то для американских президентов это непозволительная роскошь.

Из-за особенностей американской политической системы любой президент США сильно рискует, если создастся впечатление, что он пошел на уступки в вопросах большой стратегической важности. В подобных случаях в свои права вступают узкопартийные интересы - у республиканцев, в частности, была бы масса поводов обрушиться с критикой на 'умиротворителя Обаму'. Подобное правило действует во всех случаях - даже если сделка, о которой идет речь, абсолютно разумна.

Возможно, кстати, именно такой 'всеобъемлющей сделки' с Америкой и желает Россия - предусматривающей, в частности, признание ее великодержавного статуса и региональной гегемонии на постсоветском пространстве. В этом случае Польша превратилась бы в 'нейтральную зону', и Вашингтон отказался бы от размещения ракет-перехватчиков на ее территории. На планах Грузии и Украины по вступлению в НАТО также был бы поставлен крест.

Америка, в свою очередь, хочет, чтобы Россия прекратила ставить ей палки в колеса на Ближнем Востоке и противодействовать влиянию Вашингтона в странах бывшего СССР.

Для Обамы здесь возникает и другая проблема: любая 'сделка', отвечающая интересам США в краткосрочной перспективе, может в конечном итоге привести к тому, что Америке придется противостоять еще более опасной, напористой и могущественной России. В то же время, отвергнув подобный зондаж Москвы, Обама рискует окончательно 'увязнуть' на Ближнем Востоке и не сможет при необходимости перебросить американские войска на другие театры военных действий.

Несмотря на все сказанное, говорить о том, что саммит увенчался полным провалом, нельзя. Тот факт, что сторонам хоть о чем-то удалось договориться, уже следует расценивать как маленькую победу. Тем не менее, руководству обеих стран следует избавиться от устаревших догм и убежденности в неоценимой роли военной мощи как инструмента противодействия влиянию друг друга. Нам говорят, что 'холодная война' давно закончилась, но те самые столицы, откуда мы слышим подобные заверения, продолжают действовать так, будто мир для них остается лишь гигантской 'шахматной доской'.

Обама справедливо отмечает, что Россия и Америка отнюдь не обречены быть врагами, но чтобы претворить эти слова в реальность, обе стороны должны отказаться от методов, делающих конфронтацию неизбежной. При этом нам следует абстрагироваться от 'обамовского мифа'. Он, конечно, человек весьма незаурядный, но в условиях жестких реалий международных отношений роль личности не стоит переоценивать.

*************

Рейбен Стефф - аспирант-политолог из Университета Отаго (Otago University)

___________________________________________________________

Стратегия Обамы в отношении России: пряник и презрение ("Focus", Германия)

Россия могла бы помочь США с Ираном ("The Wall Street Journal", США)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.