"Мы не против пересмотра соглашения по созданию системы противоракетной обороны. Они [США] могут даже подключить к этому русских, но они должны с уважением относиться к Польше и остальным партнерам. Без нас нельзя решать ничего, что имеет к нам отношение".

GAZETA WYBORCZA: Вы стали автором исследования, которое явилось основой для обращения заслуженных европейских политиков к президенту Бараку Обаме. В прошлый четверг его представили на конференции в Вашингтоне. Неужели отношения между Центральной и Восточной Европой с одной стороны, и Соединенными Штатами Америки с другой настолько плохи, что нам надо призывать к их улучшению?

Министр иностранных дел Польши Адам Ротфельд: Во-первых, я лишь один из шести авторов, представляющих страны Центральной и Восточной Европы. Несколько месяцев назад мы решили сосредоточить внимание на взаимоотношениях между нашей частью Европы и Соединенными Штатами. В начале июля возникла идея переработать наш доклад в письмо, чтобы представить его президенту Бараку Обаме. Речь идет не о том, чтобы выступить с призывом, а о том, чтобы просигнализировать о наличии определенных проблем.

После 20 лет перемен, которые были инициированы в Польше Переговорами за круглым столом [переговоры 1989 года между коммунистической партией и движением "Солидарность"] и первым не коммунистическим правительством, и после вступления страны в НАТО и Европейский Союз, изменилась не только ситуация в странах в нашей части Европы. Изменились и взгляды на нас по ту сторону Атлантики. Соединенные Штаты смотрят на мир с точки зрения глобальной политической перспективы. На их взгляд, проблемы существуют в Ираке, Афганистане, Иране, Корее и на Ближнем Востоке. Европа, в частности, Центральная и Восточная Европа, больше не является проблемой. Мы стали "нормальной" частью мира, а этому сопутствует частичная утрата интереса. Но в наших обществах это расценивается как признак пренебрежения.

GAZETA WYBORCZA: То есть, мы стали жертвами собственного успеха. Это должно вызывать у нас разочарование?

Адам Ротфельд: Дело не в этом. В момент, когда многие политические проблемы превращаются в банальность и общее место, мы хотим инициировать дебаты об отношениях США с Центральной и Восточной Европой. Действительность такова, что у нашей части Европы есть проблемы, проблемы иного рода, нежели в прошлом, но это все равно проблемы. Это вопросы, относящиеся, с одной стороны, к экономическому кризису, а с другой, к реструктуризации трансатлантических институтов, таких, например, как новая стратегическая концепция НАТО. Кроме того, налицо определенная нервозность среди небольших стран-членов НАТО, когда они размышляют о конфликте [России] с Грузией.

Также важно, что правительство США обращается к новому поколению политиков. Это люди, не помнящие тоталитаризм, не помнящие о годах борьбы за свободу. У них эта свобода просто всегда была и есть. Следовательно, их подход к некоторым проблемам отличается. Мы хотим, чтобы наша политика по-прежнему основывалась на тех ценностях, которые были важны для предыдущего поколения.

GAZETA WYBORCZA: К этому поколению принадлежит и сам Барак Обама. А что за "отличия", о которых вы говорите?

Адам Ротфельд: Приведу пример. Есть много политиков, особенно из более молодого поколения, которые относятся к проблеме поставок энергоресурсов исключительно как к коммерческому вопросу. Кто-то заинтересован финансово в том, чтобы продавать; кто-то в том, чтобы покупать. Но с нашей точки зрения, вопрос энергопоставок это не просто вопрос коммерции, это вопрос национального суверенитета.

Это письмо не является выражением разочарования. На новую американскую администрацию возлагаются большие надежды. Наши отношения с Соединенными Штатами имеют огромную ценность, и их необходимо защищать и лелеять.

GAZETA WYBORCZA: Наши "привилегированные" отношения с Соединенными Штатами являются результатом того, что некоторые европейские страны не согласились с американскими идеями по Ираку.

Адам Ротфельд: Мы не разочаровались в том, что сегодня у Европы общая с американской администрацией позиция в отношении политики по Ближнему Востоку. Я не помню, чтобы Польша прежде выражала удовлетворение [по поводу этих разногласий] - это не так. Я и сам говорил, насколько это было бы ужасно, если бы Польше пришлось выбирать между Соединенными Штатами и Европейским Союзом.

GAZETA WYBORCZA: В тексте письма есть фраза о том, что вопрос противоракетной обороны может стать безошибочным показателем намерений США в отношении этой части Европы. После визита президента Обамы в Москву, во время которого он попытался улучшить двусторонние отношения, эта фраза звучит как дурное предчувствие - даже как упрек.

Адам Ротфельд: Это не так. Мы хотели бы, чтобы Соединенные Штаты относились к своим партнерам серьезно, вне зависимости от того, имеет или нет эта система какое-то военное значение. В этом отношении мы все придерживаемся единого мнения, хотя у авторов доклада разные взгляды на вопрос ПРО, да и среди стран Центральной и Восточной Европы в этом вопросе нет единодушия.

Тем не менее, все мы исходим из того, что данные обещания необходимо выполнять. Мы не против пересмотра соглашения по созданию системы противоракетной обороны. Они [США] могут даже подключить к этому русских, но они должны с уважением относиться к Польше и остальным партнерам. Без нас нельзя решать ничего, что имеет к нам отношение.

Я думаю, что если такая глобальная система будет создана, то в нее лучше всего включить Россию. Но здесь возникает вопрос дополнительных обязательств со стороны США - размещение в Польше ракетных батарей "Пэтриот". Все мы знаем, что военного значения они не имеют, но есть значение символическое. Мы это знаем - американцы и русские тоже это знают. Но чем более символично такое обязательство, тем острее необходимость выполнять его.

GAZETA WYBORCZA: Как администрация США демонстрирует, что она придает большое значение отношениям с Центральной и Восточной Европой? Визитом президента Обамы?

Это было бы прекрасно, но я бы не стал придавать большого значения такого рода мероприятиям, которые являются своего рода политической рекламой. Что нам необходимо сделать, так это остановить эрозию во взаимоотношениях с Соединенными Штатами на более низком уровне. Например, на уровне отношений между институтами и людьми. Вспомните, на какое-то время Польшу поместили в категорию "прочих" стран, и многие программы по выделению стипендий были приостановлены. Теперь молодые поляки едут на учебу во Францию, Германию и Великобританию.

Еще один вопрос - это проблема с визами. Я понимаю, что на какое-то время в Польше эта проблема перестала представлять большой интерес для публики, потому что поляки просто ездят в любые другие места. Поэтому такая унизительная ситуация сохраняется. Я понимаю, почему у нас пропал к этому интерес, но меня огорчает то, что американская администрация так безразлична и ничего не делает для изменения положения.

GAZETA WYBORCZA: В прошлый четверг президент Лех Качиньский поддержал те идеи, которые позвучали в письме.

Адам Ротфельд: Я очень этим доволен. В четверг вечером на вашингтонской конференции председательствовал общеизвестный друг Польши Рон Асмус (Ron Asmus) [из фонда Маршалла "Германия-США"]. Его глубокие познания в польской политике признал недавно президент, который даже не знаком с ним лично. Асмус заявил, что хотел бы встретиться с президентом за обедом. Надеюсь, что такое когда-нибудь случится.

Министр иностранных дел Польши Адам Ротфельд (Adam D. Rotfeld)

_______________________________________________________

Открытое письмо администрации Обамы из Центральной и Восточной Европы ("Gazeta Wyborcza", Польша)

В Восточной Европе американо-российское сближение вызывает настороженность ("The New York Times", США)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.