Кнопка 'перегрузки/перезагрузки' была, по крайней мере, слегка нажата во время саммита Обамы и российского Тандема, который состоялся не так давно в начале месяца между американским президентом и парой российских лидеров, Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным.

Было подписано большое количество соглашений, в основном из разряда того, что и так лежало на поверхности, вроде договора об афганском транзите и возобновлению работы комиссии Гора-Черномырдина, хотя и на более низком, но, скорее всего, более работающем уровне.

Кроме того, был достигнут значительный прогресс в области сложной и трудоемкой работы по ядерному разоружению. Вашингтон и Москва любят соглашаться по этому приоритетному, хотя и довольно-таки 'санитарному' вопросу, потому что это неизбежно улучшает имидж обеих стран. Каждая выступает за бόльшую безопасность на планете, и, в любом случае, ни один здравомыслящий человек с той или другой стороны не надеется на использование этого оружия против другой стороны.

Россия пользуется моментом и напоминает всему миру (и самой себе), что только она одна может противостоять разрушительной силе Соединенных Штатов, что является ключевым психологическим фактором для Кремля. США надеется использовать улучшенные отношения с Россией для дальнейшего прогресса по другим ключевым вопросам, среди которых Иран, Северная Корея, Палестинское государство, следующий кризис. Даже привычный российский барабанный бой антиамериканизма немного смягчился во время саммита. Все это положительные моменты.

Но спектакль должен идти своим чередом. Итак, спустя только несколько дней после отлета семьи Обамы в Италию и Гану, президент Медведев посетил с визитом Южную Осетию, где его встретили как настоящего героя. В осуждение визита, Европейский Союз под председательством Швеции и Госдепартамент выступили за территориальную целостность и суверенитет [Грузии], а США заметили, что поддержка сепаратизма президентом России ярко продемонстрировала 'наши фундаментальные разногласия по этому поводу'. Конечно, не стоит забывать, что то, что одни называют 'оккупированной Россией Грузией', для других является 'одной из новых независимых стран мира', а все вместе это - расплата за Косово, с приятными преимуществами для местной команды.

Таким образом, вице-президент Джо Байден, первоначальный вестник 'перезагрузки', прибывает с визитом в Украину и Грузию в решающий момент. Он поддержит две демократии, которые столкнулись с тяжелыми испытаниями, вина за которые частично лежит на других, а частично - на них самих. Он в очередной раз заявит об ошибочности мнения, что 'расширение НАТО означает потери для России, или что сила России заключается в слабости НАТО', в то же время оставляя дверь в НАТО открытой, в случае если Украина и Грузия возьмутся за жесткие экономические, правовые и общественные реформы. Он напомнит аудитории, что в 21-ом веке почти не осталось места для таких понятий как сферы влияния и 'привилегированная зона' в стиле 19-го.

Но как мы уже с вами видели, Россия вступила в войну частично для того, чтобы на полпути расстроить надежды Грузии о вступлении в НАТО, и, без сомнения, пошла бы на те же действия в Украине, если бы страна была к этому готова, а ее население желало бы присоединения к альянсу. Если Грузия и Украина 'присоединятся к НАТО' в один прекрасный день, как предусматривает заявление НАТО в Бухаресте в апреле 2008-го года, то этот день наступит не скоро. Несмотря на то, что США и Россия в принципе согласились не соглашаться по этому вопросу, визит Байдена покажет Киеву и Тбилиси, что Вашингтон не принесет в жертву их стремления к демократии и общественному установлению ради менее прохладных политических отношений между великими силами.

Но пока Украина и Грузия находятся на жизненно важном пути к реформам, Россия и США, совместно с ЕС, не замечают возможности совместного проекта, который смог бы применить 'перезагрузочный' подход к довольно тяжелой, но разрешимой проблеме и продлить моментум московского саммита: разрешение Приднестровского конфликта в рамках территориальной целостности и суверенитета Республики Молдова, но с особым статусом для отмежевавшегося региона.

Если, как сказал президент Обама в Москве, 'закончены те дни, когда империи могли относиться к суверенным государствам как к шахматным фигурам', тогда Молдова представляется прекрасной возможностью для конструктивного многостороннего действия в формате '5+2', для того чтобы восстановить суверенитет и экономику обедневшей бывшей советской республики. Возможно, что после ответа за Косово в формате 'два зуба за зуб' (Северная Осетия и Абхазия) и, как уже кажется, бесконечных финансовых запросов из Приднестровья, подключенного к экономическому искуственно поддерживающему жизнь аппарату (только одна задолженность Газпрому превышает $1,5 млрд), Кремль окажется готов, после многих лет блокирования надежды на серьезные, чистосердечные переговоры, продвинуться вперед, если его грамотно к этому побудить.

Только настоящие и непрерывные переговоры на высшем уровне о конкретных причинах разногласий, с непредвиденным исходом и значительными уступками с каждой из сторон, покажут миру, что Соединенные Штаты и Россия могут не только демонстрировать гибкость и стойкость, но и добиться положительных результатов в спорном вопросе. И когда был последний раз, когда сепаратистский конфликт был окончательно разрешен за столом переговоров без единого выстрела?

Приднестровский конфликт как раз и является тем самым великим средством для подобных достижений по следующим причинам. Во-первых, республика Молдова придерживается конституционного нейтралитета. Это означает, что как НАТО, так и последующему российскому военному и 'миротворческому' присутствию здесь не рады. Высший закон страны гласит, что Молдова не намерена вступать в ряды НАТО, и каждый проектный документ, когда-либо составленный для урегулирования конфликта, содержит пункт, дающий Приднестровью возможность отделиться в случае изменения статуса Молдовы или потери ей государственности. Таким образом, самая невралгическая проблема для Кремля уже снята с повестки.

Во-вторых, молдовское общество чрезвычайно радушно относится к русской культуре и русскоязычным людям. Если в Молдове встретяться 10 человек и один из них будет говорить только по-русски, а не по-румынски, то остальные девять для удобства перейдут на русский язык. Здесь нет этнической, религиозной или исторической вражды, которую нужно распутывать. Тем не менее, простая демография, с каждым дополнительным годом отсрочки по заключению договора, затруднит выражение мнения русского меньшенства по таким вопросам.

В-третьих, Молдова находится вдали от России и не имеет с ней общих границ. России не очень-то и нужен второй Калининград, снабжение складов в Колбасне уже затруднено, и если Украина продолжит свой путь углубленной интеграции с ЕС, кремлевские преимущества и активы в Приднестровье могут оказатся напрасными, по причине простой географической реальности.

В-четвертых, если Молдова является самой бедной европейской страной, то Приднестровье скорее всего - самым бедным регионом на всем континенте. Несомненно, неразрешенный конфликт тянет обе экономики вниз, но у Молдовы все-таки есть преимущества признанной страны, в то время как Приднестровье, с его солидными, способными на большее предприятиями, стеснено репутацией черной дыры для контрабанды.

В-пятых, но ни в коем случае не в-последних, основные контуры возможного урегулирования уже известны, благодаря многогодовой работе ОБСЕ и других посредников и наблюдателей. Один бывший ведущий переговорщик из Приднестровья однажды заявил, что он и его молдовский коллега смогут договориться обо всех накипевших проблемах буквально за неделю, если только им будет предоставлена зеленая дорога и достаточная политическая поддержка.

Бесспорно, существуют мощные силы, заинтересованные в сохранении статуса кво любой ценой, и они показали свои клыки во многих ситуациях. Решение Приднестровского конфликта совместными усилиями обеспечит доверие и взаимопонимание между США и Россией, которые так нужны для решения более сложных предстоящих проблем без прибегания к непроизвольным стереотипам и мышлению игры 'с нулевым результатом'.

Луи О'Нил - бывший посол ОБСЕ и глава миссии в Молдове с 2006 по 2008 год.

Редакция ИноСМИ благодарит Снежану Мартынову за любезно предоставленный перевод

Обсудить публикацию на форуме

___________________________________________________________

Конец 'фактически независимых государств' ("EUobserver.com", Бельгия)

Нереальные страхи Воронина (Romania Libera, Румыния)

Молдавия - новая головная боль для Европы после Грузии и Украины ("Le Figaro", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.