В Душанбе состоялась встреча президентов Эмомали Рахмона и Дмитрия Медведева. Эксперт полагает, что основных проблем во взаимоотношениях России и Таджикистана она не решит.

Накануне двусторонней встречи президентов Таджикистана и России эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов, который сейчас находится в Душанбе, ответил на вопросы Deutsche Welle.

- В последние годы отношения между лидерами России и Таджикистана нельзя было назвать столь уж теплыми. А какова ситуация сегодня?

- Думаю, что сегодня отношения между Москвой и Душанбе переживают не самый лучший период. Они отягощены различными проблемами - гуманитарными, экономическими, связанными с военной составляющей. Самое последнее событие связано с указом президента Рахмона об изменении статуса русского языка и запрете использовать его в служебной и официальной переписке, причем сделанное за неделю до визита российского лидера в Таджикистан. Это не может не восприниматься в Москве как явный вызов, как позиция требующего.

Разумеется, не стоит забывать о старых проблемах. Они связаны с тем, что руководство Таджикистана недовольно нежеланием российского капитала, да и политического руководства России, выполнить условия Душанбе по вложению инвестиций в строительство гидроэнергетических объектов в Таджикистане. Я говорю, в первую очередь, о строительстве Рогунской ГЭС. Наконец, в Москве очень недовольны невыполнением обязательств Таджикистана относительно строящейся с помощью России Сангтудинской ГЭС. Собственно, ввод в действие ее четвертого блока является поводом для визита президента Медведева в Душанбе.

На сегодняшний день, по некоторым данным, долг Таджикистана перед этой станцией за поставленную энергию составляет несколько десятков миллионов долларов. И, разумеется, есть долговременные проблемы, связанные с переговорным процессом относительно нового статуса российской 201-й военной базы в республике, а также неготовностью Душанбе предоставить другие военно-стратегические объекты в пользование России.

- Чем подкреплена столь решительная позиция Душанбе по отношению к Москве - ощущает ли таджикский лидер полную поддержку населения в этом вопросе или рассчитывает на поддержку откуда-либо извне?

- На мой взгляд, Эмомали Рахмон неадекватно оценивает свои силы как политического игрока на внешнеполитическом поле, так и национального лидера внутри страны. Он переоценивает попытку балансировать между интересами западных стран и России, надеясь, что все еще может извлечь дивиденды от западных стран, демонстрируя непримиримость по отношению, скажем, к увеличению российского военного и иного влияния в Центральной Азии.

Думаю, в последнее время все серьезно изменилось. В США Барак Обама и его команда не намерены ставить отношения с Россией в угоду своих отношений с Центральной Азией. Внутри же страны положение Рахмона, на мой взгляд, выглядит проблематичным, если не сказать угрожающим. В стране начинает нарастать новое сопротивление, которое объединяет не только силы таджикской вооруженной оппозиции, но и бывших влиятельных сторонников Рахмона по Народному фронту, который привел его к власти 17 лет назад. Весь этот симбиоз может сильно осложнить ситуацию в Таджикистане в ближайшем будущем.

-Тогда каких результатов стоит ожидать от встречи двух лидеров?

- Я не думаю, что двухсторонняя составляющая визита Дмитрия Медведева в Таджикистан, то есть переговоры между ним и Эмомали Рахмоном, принесут какие-то "прорывные" результаты. Скорее всего, дело ограничится достижением договоренностей по урегулированию проблем вокруг Сангтудинской ГЭС и задолженностью Таджикистана этой ГЭС.

Думаю, что найдутся компромиссные точки по достижению статуса 201-й российской базы в ближайшие годы, но в остальном значительных результатов не будет, в том числе и по вопросу ожидаемой Душанбе поддержки Россией водно-энергетических проблем, возникших между Таджикистаном и Узбекистаном. Москва не будет поддерживать сейчас Душанбе, рискуя окончательно испортить отношения с Узбекистаном.

- Следует ли тогда фокус внимания перенести на четырехстороннюю встречу глав Афганистана, Пакистана, России и Таджикистана, которая должна состояться в пятницу?

- Четырехсторонняя встреча выглядит достаточно важным, но не более чем дежурным мероприятием, которое будет демонстрировать вовлеченность Москвы в проблемы так называемого "Афпака", то есть афгано-пакистанского узла, и участие Таджикистана здесь выглядит достаточно случайным, обеспечивающим только переговорную площадку. Так случилось, что в Таджикистане удобнее всего встречаться лидерам этих стран.

Конечно, будут достигнуты какие-то договоренности об экспорте электроэнергии, но ради этого этот саммит вряд ли стоило бы затевать. Думаю, что это, в первую очередь, имиджевый проект Кремля, который старается увеличить значение своего влияния в этом регионе мира.

Обсудить публикацию на форуме

_________________

Лукашенко отправляется на бешбармак ("Наша нiва", Белоруссия)

Зачем президент России едет в Душанбе ("BBCRussian.com", Великобритания)