В 16:00 иранские власти разогнали людей, пытавшихся провести на кладбище поминальную службу, но очень скоро, тем же вечером 30 июля, на улицы Тегерана вышли десятки тысяч демонстрантов, и грозные силовые структуры Ирана оказались бессильны им помешать. Протестующие жгли автопокрышки, трубили в рожки, размахивали плакатами с символами мира, и скандировали 'Смерть диктаторам!' Поскольку толпы людей собрались сразу в нескольких районах столицы, а также на крупнейшем кладбище страны в 20 милях от центра Тегерана, военизированные формирования басиджей и Стражи исламской революции просто не поспевали повсюду, чтобы взять под контроль манифестацию - одну из самых многочисленных за последние недели. Акции протеста охватили даже столичную подземку - это случилось, когда часть демонстрантов возвращалась в город после прерванной попытки провести поминальную службу на кладбище Бехешт-э-Закра. 'Сегодня Тегеран наш, - восклицала 26-летняя женщина. - Мы не боимся полиции, а она боится нас!'

Действительно время от времени возникало впечатление, что демонстранты стали полновластными хозяевами на тегеранских улицах. 'Иногда, - рассказывает один столичный житель, - я видел сотни собравшихся людей, в том числе на лестницах, ведущих к паркам на холмах, и это были не просто зеваки, а участники демонстрации. Минут 45 я наблюдал такие картины через каждые 250 метров. И никаких полицейских спецподразделений не было видно. Я недоумевал: куда же они, черт возьми, подевались? Неужели власти приказали им не вмешиваться?'

В отличие от предыдущих уличных столкновений, когда демонстранты быстро разбегались, на сей раз они стояли твердо, надев хирургические маски или обмотав лица тряпками, смоченными в уксусе, чтобы защититься от слезоточивого газа. Когда Стражи исламской революции в черном боевом облачении, бросались на них с дубинками, из боковых переулков к протестующим быстро подходили подкрепления. Несколько участников манифестации, у которых нам удалось взять интервью, рассказывали, что им по электронной почте разослали подробные инструкции, как следует действовать во время уличных акций протеста.

Каратели, возможно, и не поспевали повсюду, но там, где они появлялись, их методы были столь же жестокими, как и раньше. На площади Ванак группы басиджей на красных мотоциклах гонялись за демонстрантами, размахивая дубинками. Кое-кто из очевидцев утверждает, что дело не обошлось и без стрельбы. Но общему настроению поддались даже менеджеры некоторых компаний, прежде опасавшихся создавать впечатление, что они сотрудничают с оппозицией. Так, дирекция одного отеля отказывалась пропускать на свою территорию демонстрантов, пытавшихся укрыться от басиджей. Но когда мимо гостиницы пробежал молодой человек с окровавленной головой, ее двери распахнулись настежь перед собравшейся снаружи толпой.

Оппозиция решила провести акцию протеста 30 июля, потому что в этот день исполнялось 40 дней (это важная дата для исламских поминальных обычаев) после гибели 26-летней Неды Ага-Солтан (Neda Agha-Soltan), чьи последние минуты жизни были засняты на видеопленку, и эта запись затем разошлась по всему миру. Замыслы почтить ее память демонстрацией вызвали сильное беспокойство у правящего режима. В 1979 г. именно такие массовые акции на сороковой день переросли в исламскую революцию, закончившуюся свержением шаха.

Хотя официально речь шла о траурной церемонии, настроение людей на улицах было чуть ли не торжествующим. На забитой машинами автостраде Хаккани двухлетний ребенок высунулся из окна автомобиля, держа плакат с символом мира. У площади Ванак группа женщин размахивала зелеными флагами. На улице Мотахари демонстранты, увидев, как спецподразделения полиции отходят (их отозвали для охраны гигантской мечети Имам Хомейни Мосалла), начали жечь покрышки и выкрикивать 'крамольные' лозунги: 'Умри, Моджтаба!' (имелся в виду второй сын Верховного лидера Али Хаменеи (Ali Khamenei), которого многие считают его будущим преемником), 'Смерть диктаторам!', 'Долой Россию!'. 'События вышли из-под контроля', - радостно заметил один студент.

Акции протеста проходили по всему центру Тегерана - в том числе на площадях Фирдоуси, Таджриш и Пунак, а также в районе Аббас-Абад, где расположена Мосалла. По словам очевидцев, люди выходили на демонстрации и за пределами столицы - в Раште на севере Ирана, в 'нефтяной столице' Ахваз на западе и Исфахане в центральной части страны.

В Тегеране толпы не расходились до самого заката. 'В восемь вечера, - рассказывает очевидец, - я снова проходил по площади Ванак и видел целую армию басиджей на мотоциклах, как в фильме 'Безумный Макс'' (они вновь брали город под контроль). 'Но на несколько часов, - рассказывает тот же свидетель, - у многих людей появилось на лице то же выражение, что и в первую неделю после выборов. Они словно говорили: мы можем победить!'

_________________________________________________________

Ирак на грани развала ("Riga.Rosvesty", Латвия)

Правительство Ахмадинежада потеряло легитимность ("Trend News Agency", Азербайджан)

Обсудить публикацию на форуме