'После августовской войны у нас, к сожалению, нет ни времени ни возможности чтобы поговорить с другими, потому что внутри нас серьезная проблема, которую мы пока не решили. Сейчас идет борьба за трон, за его сохранение и нет времени для разговоров о территориальных вопросах. Наше общество расколото внутри, и на этом этапе у нас нет людей, которые могли бы говорить с Абхазией',- считает писатель Гурам Одишария, который недавно вернулся из Сухуми.

- Батоно Гурам, вы были в Абхазии. Какие впечатления и эмоции вы привезли с собой оттуда?

- Я был в Абхазии четыре дня, и это было огромным счастьем для меня. Я там родился и вырос. Так же, как и я, многие жили на этой земле, но, вы хорошо это знаете, как трудно поехать в Абхазию. Я поехал туда со статусом писателя, не политика, благодаря чему попасть в Абхазию было легче. У меня в Абхазии статус посла мира, который мне присвоили в Южной Корее.

В течении этих четырех дней я встретился со многими друзьями, которые сегодня занимают посты. Я был на могиле моего отца 9 мая. Я стал примером того, как должно ходить на могилы предков, и в этом никто не должен мешать.

Все мои встречи имели нагрузку дружескую, а не политическую, я изучал общественное мнение, знакомился с людьми...

- Какой настрой у народа?

- Коммуникация осуществляется на русском языке. Пять лет назад я был в Сухуми, и с тех пор изменилось многое. Я бы не сказал, что они ущемлены в выражении мнения. Сейчас они говорят свободнее. И не воздерживаются говорить на грузинском. Грузины и абхазы жили вместе на протяжении веков, и эти отношения заложены в генетической памяти, поэтому после всего пережитого мне не было трудно найти с ними общий язык. После войны стало трудно говорить на улице по-грузински, война многое изменила, но она оставила неизменными человеческие ценности и отношения. Говорят, время лечит, это правда, время многое переоценило.

- Часто говорят, о терроре населения со стороны абхазских властей, насколько это чувствовалось во время вашего пребывания там?

- После того как Россия неожиданно для них признала Абхазию, приезжает больше отдыхающих, и у народа изменился менталитет. Они стали и сравнительно свободными, и у них возникло больше препятствий. Террор, конечно, есть, но есть и сопротивление террору. Активизировались оппозиционные силы, доказательство тому - недавнее противостояние с Багапшем. Неправительственные организации стали целеустремленными и пытаются изменить положение.

- Вы отметили, что признание Абхазии Россией было неожиданно для населения, насколько довольна была общественность этим признанием?

- Этого признания жаждала часть населения Абхазии, но для них было неожиданно, что так скоро. Абхазия на этом этапе расколота, происходит фрагментация общественности. Часть этого общества требует полного признания не только Россией, но и всем миром, чтобы потом Абхазия вышла на мировой уровень, как независимое государство. Определенные силы борются сегодня в Абхазии, чтобы со стороны России не пошла провокация и эскалация. Это значит, что на этой территории живет общество не однолинейного и простейшего менталитета.

- Многие считают, что ключ к урегулированию конфликта в наших руках. Мы должны говорить с абхазами без вмешательства третьих лиц. Вы почувствовали готовность ,находясь там. Пусть поговорят с грузинами и восстановят 'взорванный мост'?

- После августовской войны чтобы разговаривать с кем-либо у нас, к сожалению, нет ни времени ни возможности, так как внутри нас серьезная проблема, которую мы пока еще не решили. Сейчас идет борьба за трон, за его сохранение и нет времени говорить о территориальном вопросе. Наше общество расколото изнутри, поэтомуу некому разговаривать с абхазами. Абхазы говорят: с кем нам говорить с грузинской стороны сегодня, когда депутаты не могут попасть в парламент, а у президента проблемы в стране. Получается, что мы ко многому еще не готовы.

- То есть, если в стране урегулируются внутриполитические процессы, только в том случае правительство, наконец, сделает подающие надежду шаги в сторону конфликтных регионов?

- Конечно. Сначала все должно устояться внутри. Для населения Абхазии Михаил Саакашвили неприемлемая персона. Я поехал в Сухуми и видел настрой населения, когда Саакашвили был новым президентом. У людей были большие надежды. Абхазы говорили, что у Саакашвили нет грехов в грузино-абхазской войне и он обопрется на тех людей, кто держит руку на пульсе этого конфликта, но их надеждам не суждено было сбыться.

- В условиях этого правительства многократно проводились четырехсторонние переговоры, и все без результата. Как вы думаете, в чем была проблема этих встреч и поиска общего языка?

- Это были встречи ради встреч, особенно тогда, когда политики встречались друг с другом. Но эти встречи были безрезультатны, и они не развивались в следующем этапе. Уверяю вас, что народная дипломатия часто имеет больше доверия и возможностей, чем государственная. Мы должны найти путь, который будет приемлемым и для нас и для абхазов. Мы должны представить таких людей, с которыми будут считаться оба народа, которым будут доверять.

- Насколько слажено действуют правительства Абхазии и Россия, проводя государственную политику в Абхазии?

- Уже началось лето и все думали, что ситуация будет спокойной, но обстановка на государственном уровне стала напряженней. Назначены президентские выборы, в которых участие примет меньше кандидатов, чем в предыдущие годы.

- Какие результаты принесут эти выборы, кто бы не победил?

- Трудно сказать, чья победа что принесет. Я ни на кого не ставлю. Была у меня надежда на Багапша, но это были только иллюзии. Хорошо было бы, если бы после этих выборов при новом президенте последовал приток инвестиций в страну.

Один из интересных кандидатов в президенты это Бутба, о котором часто говорят в связи с его отличными от других взглядами и планами. Он критикует Россию, но скорее всего с разрешения России, в другом случае он не стал бы этого делать на таком уровне.

- Как вы думаете, насколько в грузино-абхазских отношениях легитимное правительство Абхазии активно, и выполняет ли оно государственную функцию?

- Вы задали мне сложный вопрос, дайте мне право на него не отвечать.

- Происходящие в Грузии процессы время от времени накаляются и у правительства всегда есть аргумент, что своими действиями оппозиция льет воду на мельницу России. Как видят в Сухуми происходящие в Грузии политические процессы?

-Оппозиция пестра и говорить о них как о едином целом невозможно. Это дало властям больше тем для разговоров, но их аргумент, что оппозиционеры являются агентами России, неприемлем. Хотя беспорядки в Грузии на руку врагам, и оппозиция должна понимать это.

Обсудить публикацию на форуме

_________________

Абхазов не устраивает российская 'независимость' ("Georgian Times", Грузия)

Осетины могут лишиться своей 'независимости' благодаря Чечне ("Грузия online", Грузия) ...