Когда президент США Барак Обама и президент России Дмитрий Медведев подписали 6 июля меморандум 'Совместное понимание по вопросу о дальнейших сокращениях и ограничениях стратегических наступательных вооружений', это первое нажатие пресловутой кнопки перезагрузки привело к тому, что американские дипломаты перенеслись во времени примерно в 1969 г., столкнувшись с необходимостью закончить переговоры к искусственно назначенному крайнему сроку. Вряд ли результат всего этого будет в интересах Соединенных Штатов.

Без СНВ, срок действия которого истекает 5 декабря, два государства были бы связаны только Договором 2002 г. о сокращении стратегических наступательных потенциалов, который ограничивает потенциал каждой из сторон 1700-2200 развернутыми стратегическими боеголовками, но не затрагивает неразвернутые боеголовки и не предусматривает механизмов верификации и консультаций, заложенных в СНВ.

Обама и Медведев 'приняли решение о дальнейших сокращениях и ограничениях стратегических наступательных вооружений своих стран и о заключении в ближайшее время новой юридически обязывающей договоренности на замену действующего Договора о СНВ'.

В 'Совместном понимании' содержится призыв к сокращению боеголовок до 1500-1675 единиц, а стратегических средств доставки - межконтинентальных ракет, ракет подводного базирования и стратегических бомбардировщиков - до 500-1100 единиц с каждой стороны.

Это неверный курс.

Хотя это, вероятно, не противоречит конституции, есть что-то нездоровое в том, что президент без консультаций с Сенатом и его согласия безоговорочно соглашается на условия, которым будут вынуждены подчиняться Соединенные Штаты.

В практическом плане, заранее согласованные условия и договоренность о 'заключении в ближайшее время' сами по себе становятся инструментами давления на переговорах, которыми эффективнее пользуются российские переговорщики, имеющие больше пространства для маневров, чем их американские коллеги. Русские мастерски ведут переговоры в условиях ограничений по времени.

Даже если не касаться этих моментов, глупо полагать, что вообще можно быстро достичь соглашения, имеющего какую-то ценность. Переговорщики должны договориться о точных цифрах, правилах подсчета и 'положениях, касающихся определений, обмена данными, уведомлений, ликвидации, инспекций и процедур проверки, а также мерах укрепления доверия и транспарентности, в соответствующих случаях адаптированных, упрощенных и сделанных менее затратными по сравнению с Договором о СНВ'.

Вместо бессмысленного 'Совместного понимания' Обама и Медведев могли бы подписать простое дополнение к СНВ, продлевающее его действие до того, как в силу вступит новый договор, или до определенной даты - в зависимости от того, что наступит первым. После этого американские и российские переговорщики могли бы вернуться в Женеву и посвятить сложным вопросам столько времени и внимания, сколько они требуют.

Доклад о состоянии ядерного потенциала США за 2001 г. освободил нас от стратегического планирования с целью сдерживания Советского Союза, а позже России по принципу 'око за око' и адаптировал стратегическое планирование к потребностям многообразного и быстро меняющегося мира. Учитывая воинственный национализм России, неопределенное будущее Китая, угрозы Северной Кореи создать 'море огня', нестабильность в Пакистане и упорное продвижение Ирана к созданию ядерного арсенала, администрации Обамы следовало бы тщательно пересмотреть требования США, прежде, чем начинать переговоры с Россией.

Более того, даже в этой одномерной проекции 'Совместное понимание' указывает на нестабильность. Два поколения профессионалов в сфере контроля над вооружениями трудились над тем, чтобы распределить боеголовки обеих сторон между как можно большим числом стратегических носителей, чтобы затруднить расчеты относительно первого удара. Теперь мы готовимся к сокращению стратегических средств доставки потому, что многие устаревающие российские системы должны быть вскоре выведены из строя.

Теперь, когда 'холодная война' позади, Москва могла бы просто ликвидировать это оружие. Но Россия тоскует по легендарным временам переговоров о контроле над вооружениями, особенно, 1969-1972 гг., когда Америка признавала ее стратегически равной.

Более того, Москва намерена ограничивать потенциал США в тех областях, где не может с ними соперничать - противоракетная оборона, стратегическое сотрудничество с бывшими советскими республиками и обычные вооружения. 'Совместное понимание' открывает ей путь к манипуляциям во всех трех областях.

Русские понимают, что анемичная американская система ПРО, предназначенная для размещения в Центральной Европе, не имеет к ним никакого отношения. Их цель - ослабить стремление США к созданию более эффективной противоракетной обороны и стратегическое сотрудничество с Польшей, тяжеловесом бывшей восточноевропейской империи Москвы.

Далее в 'Совместном понимании' говорится о том, что новый договор должен также включать в себя 'положение о влиянии межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок в неядерном оснащении на стратегическую стабильность'. Это может подорвать усилия США, направленные на адаптацию бывших стратегических вооружений к обычным зарядам и создание нового ударного неядерного оружия большой дальности, которое станет основой американского могущества в XXI веке.

Для того, чтобы исправить положение, администрация должна вести переговоры о продлении срока действия СНВ, несмотря на возражения России - им это нужно больше, чем нам. Между тем, она должна закончить составление текущего доклада о ядерном потенциале. После этого она должна посвятить переговорам о новом договоре столько времени и внимания, сколько они требуют: на заключение СНВ ушло девять лет. А вообще, администрации Обамы следует вспомнить о том, что по Конституции Сенат является равноправным партнером при заключении договоров.

Дэвид Смит - старший научный сотрудник Потомакского института политических исследований в Арлингтоне, Вирджиния. Он был главным переговорщиком США в сфере обороны и космоса в 1989-1991 гг.

_________________________________________________________

Не самый лучший способ перезагрузить отношения ("The Moscow Times", Россия)

Недоверие России бросает тень на визит Обамы в Москву ("Spiegel", Германия)

Обсудить публикацию на форуме