Очередное мероприятие клуба 'Импрессум' прошло без провокаций, которых так опасалась одна из организаторов клуба Галина Сапожникова, по словам которой дата для встречи была выбрана неслучайно.

Поводом для нее послужила презентация книги 'Антисемитизм. Концептуальная ненависть. Эссе в память о Симоне Визентале', русский вариант которой был впервые представлен публике еще 27 января - в День памяти жертв Холокоста, то есть в день освобождения Освенцима. Однако, по словам организатора, правда о том, что было совершено с еврейским народом, открылась не в Освенциме, а еще раньше - в сентябре 1944 года в Клоога.

'Двадцать лет назад мы не боялись ни одной острой темы, теперь что-то произошло с обществом: появились темы неудобные, которые стараются замолчать', - продолжила Сапожникова, так и не пояснив, почему все-таки дата была выбрана 'неслучайно'. Впрочем, нетрудно догадаться, что мероприятие 'Импрессума' почти совпало по времени со слетом нацистских ветеранов в Синимяэ.

К чести организаторов открыто антиэстонского пафоса, в котором КаПо периодически обвиняет медиа-клуб, было немного - возможно, благодаря интеллигентно-просветительскому тону, который с самого начала задал один из участников встречи вице-президент фонда 'Холокост' Илья Альтман. 'Не бывает геноцида против одного народа, геноцид всегда направлен против всех', - повторил он слова историка Михаила Гефтера. Развивая эту мысль, Альтман говорил о том, что история Холокоста не может быть частью истории только еврейского народа: палачи, жертвы и наблюдатели образуют триединство, и катастрофа происходила на глазах людей других национальностей. Отношение к ней служит лакмусовой бумажкой для государства, своего рода тестом на демократичность и цивилизованность.

Как отклик на это утверждение несколько погодя принесся вопрос из зала: 'Эстония часто требует у России извинений за советскую оккупацию. Не пыталась ли Эстония принести извинения еврейскому народу за то, что одной из первых отрапортовала о том, что она 'свободна от евреев'?'. Многолетняя председательница Еврейской общины Циля Лауд немедленно сообщила, что это сделал еще президент Арнольд Рюйтель, открывая мемориал в Клоога в 2005 году, но, кажется, большая часть аудитории этого не услышала. В этом смысле посыл Альтмана использовать историю Холокоста для противодействия любой национальной розни остался понятым не всеми. В эстонско-русском контексте эта тема слишком больная и слишком часто служит аргументом для решения каких-то современных межнациональных и межгосударственных проблем, чтобы вместо взаимных обвинений прозвучало солидарное покаяние.

Не могла не возникнуть и тема фальсификации истории, которую в очередной раз поднял в своем выступлении Эфраим Зурофф. Говоря о попытках приравнять коммунизм к нацизму, Зурофф заметил: 'Мы не против того, чтобы признать жертвы коммунизма, они заслуживают признания. Но нельзя приравнивать преступления коммунизма к геноциду, совершенному нацистами над еврейским народом. Сравнения такого рода - это практически попытка отвлечь внимание от массового коллаборационизма жителей Прибалтики с нацистами. Каждая из cтран Балтии после восстановления независимости провалила преследование нацистских преступников'.

Эмоциональность выступлений Зуроффа объясняет, почему с ним обычно не горят желанием встретиться эстонские официальные лица. Если пафос Альтмана чисто гуманитарный, и по поводу слетов эсэсовцев в Эстонии он спокойно, хоть и не без удивления, замечает, что к ним уже начинают привыкать, то Зурофф откровенно агрессивно высказывается по поводу святая святых для эстонских историков: 'Я только что пришел с кладбища, где похоронены погибшие в эстонских освободительных войнах. Вопрос в том, что они обороняли - они защищали нацистскую оккупацию Эстонии, тысячелетний нацистский Рейх. Проводить связь между теми, кто поддерживал гитлеровцев, и теми героями, которые в 1918 году отстояли независимость Эстонии, - значит искажать историю, а с ней нужно обращаться очень аккуратно'.

Впрочем, уже сейчас можно предположить, что этого не произойдет в ближайшем будущем: хотя бы потому, что в этом году нас ожидает годовщина подписания пакта Молотова-Риббентропа, в связи с которым нас уже осчастливили несколькими историческими 'открытиями', о чем 'ДД' неоднократно писал. О предстоящей круглой дате пытался напомнить журналист Eesti Ekspress Сергей Стадников, заметивший, кстати, что в прошлом году особого политического оживления в связи с круглой годовщиной мюнхенского сговора не наблюдалось. Очевидно, нет заказа - нет и обсуждения. Вспоминать о том, как предали чехов, страны-победительницы не любят, а без их поддержки ни одна масштабная историческая дискуссия не международном уровне невозможна.

А пока в Европе решают, кого к кому приравнять и осудить, в Эстонии потихоньку думают о памятниках. Отнюдь не только о крестах Свободы. Студентка института Ecomen Екатерина Замарина, ставшая победительницей на международном конкурсе эссе 'Уроки Холокоста - путь к толерантности', рассказала 'ДД' о проекте "Тропы памяти", которая прошла бы по местам Ида-Вирумаа, где располагались лагеря смерти. 'Меня эта тема в первую очередь заинтересовала с точки зрения краеведения, вокруг Силламяэ находилось очень много лагерей. Документов мало, главным из них для меня стал хранящийся в Силламяэской библиотеке рукописный альбом, который в 60-е годы собирали добровольные исследователи', - рассказывает незрячая девушка, которой, может быть, видно больше, чем многим из тех, для кого катастрофа - лишь повод для спекуляций. 'Хочется, чтобы об этом знали, но спонсоров для "Тропы памяти" пока нет', - признается она. Вот разве что у борцов с 'фальсификацией истории' средства найдутся или вдруг эстонское государство начнет финансировать не только 'свои' памятники?

Обсудить публикацию на форуме

____________________

Имби Паю: о ценностях и чувстве поддержки ("Postimees", Эстония)

Жил-был народ. . . ("Эксперт", Россия)