До чего же заманчивая идея: если Соединенные Штаты разоружат или ограничат свои вооруженные силы, то и другие страны сделают то же самое. Она пользуется все большей популярностью в администрации Обамы - и нуждается в очень тщательном рассмотрении.

Представления президента о ядерном разоружении основаны на этой идее. Излагая свое видение мира без ядерного оружия, Обама заявил, что 'на Соединенных Штатах, как единственной ядерной державе, применявшей ядерное оружие, лежит моральная обязанность действовать. Мы не можем добиться успеха в этом предприятии [ликвидации ядерного орудия в мире] в одиночку, но мы можем его возглавить'.

Оставим в стороне вопрос о том, возможен ли безъядерный мир вообще. Ясно, что президент считает ядерный арсенал Америки центральной частью проблемы. Он прямо загоняет Америку в рамки ядерного разоружения и предлагает одностороннее самоограничение в качестве меры лидерства. Очевидно, что он считает одностороннее самоограничение первым шагом к всеобщему ядерному разоружению. Иными словами, разоружая себя, мы устраняем, по крайней мере, одну из причин, по которым другие страны стремятся к обладанию ядерным оружием.

Те, кто разделяет такое мировоззрение, относятся к военному превосходству Америки, по меньшей мере, двойственно. Обама этого не говорит, но многие из его более либеральных последователей считают, что наше несомненное лидерство в разработке систем вооружения вынуждает других догонять нас, наращивая свои арсеналы. Таким образом, согласно этой логике, если мы хотим, чтобы другие разоружились, то должны сделать это сами.

Безусловно, министр обороны Роберт Гейтс - не поклонник подобного мышления о разоружении, однако и он относится со странной двойственностью к некоторым аспектам нашего военного превосходства. Некоторые критики утверждают, что последний предложенный им оборонный бюджет подорвет наше военное превосходство в жизненно важных областях.

Обосновывая свой бюджет, Гейтс заявил, что 'каждый доллар, который тратится на наращивание потенциала в тех областях, где Соединенные Штаты уже доминируют, - это доллар, который мы не сможем потратить на заботу о наших гражданах, на обновление вооруженных сил, на победу в войнах, которые мы ведем'. Похоже, он исходит из того, что мы можем не опасаться отрицательных последствий сокращения другими странами своего отставания от нас в сфере обороны, поскольку мы 'нарастили потенциал', а блага значительного военного превосходства над нашими противниками не очевидны.

Но Гейтс и Обама неверно представляют себе динамику военного превосходства США в реальном мире. Военная сила Америки и постоянное стремление к превосходству очень часто приводили к отказу от агрессии - а в таких случаях, как с Ливией - вели к добровольному разоружению. Более того, другие страны не всегда, следуя нашему примеру, накладывают на себя ограничения. На самом деле, заметив, что отставание сокращается, они могут удвоить свои усилия по его преодолению, и это может произойти быстрее, чем кажется Гейтсу.

Недавняя 'игра' на тему гонки ядерных вооружений, проведенная моим коллегой Бейкером Спрингом (Baker Spring), показывает, насколько ошибочными могут быть упрощенные представления о гонке вооружений.

Спринг, специалист по политике в сфере национальной безопасности из фонда Heritage, созвал экспертов для симуляции реакций ядерных держав на различные кризисы и предложения о контроле над вооружениями. В большинстве случаев, вместо того, чтобы отвечать тем же на односторонние шаги США по самоограничению, большинство государств, включая Россию, максимизировали свои ядерные силы в такой степени, в какой это позволяли их ресурсы. Три из семи государств приводили свои ядерные силы в состояние боевой готовности в ответ на снятие режима боевой готовности Соединенными Штатами. Это так встревожило наших союзников, которые решили, что мы снимаем с себя обязательства по их защите, что они начали принимать оборонительные меры, приведшие к эскалации кризиса.

Хуже того, когда США попытались успокоить другие ядерные державы, повысив прозрачность своего оперативного управления, четыре страны сделали противоположное, 'затуманив' свои планы и решения.

Странное поведение? Не совсем: некоторые страны считают ядерное оружие инструментом получения преимуществ перед другими. Они являются ядерными державами не просто потому, что последовали нашему примеру, и их поведение диктуется не страхом перед нами, а, скорее, желанием в чем-то превзойти соперника. Саддам Хусейн устроил блеф вокруг программы ядерного оружия, потому что он стремился к сдерживанию Ирана, а не нас.

Одностороннее самоограничение не всегда приводит к желаемой реакции со стороны других. Оно может ударить рикошетом и подтолкнуть другие страны к тому, чтобы воспользоваться появившейся возможностью. Когда другие ядерные державы считают, что США настроены серьезно, способны защитить себя и нанести ответный удар, они с гораздо большей вероятностью будут вести себя ответственно и способствовать стабилизации. Ядерное превосходство Америки - это не провокация, как считают некоторые, а фактор сдерживания агрессии.

То же относится и к превосходству Америки в сфере обычных вооружений. В реальном мире, чем больше отставание потенциальных противников, тем меньше у них стимулов к его преодолению. Наше превосходство - одна из форм сдерживания; она сдерживает наших противников не только перед тем, чтобы бросать нам вызов на поле боя, но и перед тем, чтобы всерьез надеяться на то, что им удастся сравняться с нами по качеству и количеству систем вооружения. Мы видели это на примере Советского Союза в свете увеличения расходов на оборону президентом Рейганом.

И наоборот, если бы наше превосходство снизилось, и перспектива догнать нас стала бы более реальной, то наши противники, скорее всего, начали бы наращивать свои программы вооружений. Позволить нашему превосходству ослабнуть - значит дать другим стимул к созданию оружия и придать импульс гонке вооружений.

Уроки очевидны: не исходите из того, что другие вслед за нами будут сокращать свои вооружения, и что мы потерпим даже маргинальную эрозию своего превосходства по любому типу оружия. Лучший способ сдержать противников - постоянно усиливать наши средства обороны и демонстрировать готовность воспользоваться ими в том случае, если будет брошен вызов.

Ким Холмс, бывший помощник государственного секретаря, вице-президент фонда Heritage (heritage.org).

_________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме