Если Тегеран не отреагирует позитивно на предложение президента Обамы сесть к началу сентября за стол переговоров по иранской ядерной программе, он может столкнуться с введением в свой адрес, как выражается госсекретарь Хилари Клинтон (Hillary Clinton) 'парализующих санкций'. Именно об этом говорили представители Администрации, совершавшие в последние недели турне по Ближнему Востоку. Предостережение подкрепляется внесением в Конгресс законопроектов, призванных прервать импорт бензина в Иран (страна ввозит до трети потребляемого объема этого топлива) за счет 'карательных мер' против соответствующих третьих государств. Звучит все это впечатляюще, и, учитывая недостаточную диверсификацию иранской экономики, грозит Тегерану достаточно серьезными последствиями. Однако ряд специалистов по Ирану сильно сомневаются, что новые санкции способны вывести ситуацию из тупика.

Правительство президента Махмуда Ахмадинежада обещает в ближайшие недели представить переговорщикам с западной стороны новый пакет предложений по ядерному вопросу. Однако в этом 'пакете' скорее всего будет зафиксирована нынешняя позиция Тегерана, категорически отклоняющего требования США об отказе от обогащения урана в рамках его программы по развитию ядерной энергетики. 'Если позиция США останется неизменной, - полагает Фаридех Фархи (Farideh Farhi), эксперт по Ирану из Гавайского университета, - Тегеран может начать переговоры, но только для того, чтобы продемонстрировать собственному народу, что его правящий режим признан в мире, а не для серьезного и конструктивного обсуждения американских предложений или готовности пойти на уступки'.

Беспорядки, вспыхнувшие в Иране после выборов, ослабили политические позиции Ахмадинежада, поэтому в ближайшие недели он сосредоточит внимание на формировании правительства и стабилизации одолеваемого разногласиями режима, а не попытках найти компромисс с западными державами, которые он и обвиняет в произошедших столкновениях. 'Иранцы никогда не реагировали позитивно, если им предъявляли ультиматумы и проводили 'запретные линии', - отмечает Фархи, - и нет никаких оснований считать, что на сей раз все будет по-другому'.

Две недели назад в телеинтервью Хилари Клинтон выступила с таким обращением к Ирану: 'У вас есть право развивать мирную, гражданскую ядерную энергетику. Но права создавать ядерное оружие у вас нет. И у вас нет права иметь в своем распоряжении технологии полного цикла обогащения и переработки урана'. Однако в самом Иране и правительство, и оппозиция считают, что страна обладает всеми теми же правами, что и другие государства, подписавшие Договор о нераспространении ядерного оружия, в том числе и на обогащение урана до уровня, необходимого для получения реакторного топлива, под надзором Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). 'Внутри политического руководства Ирана нет никаких разногласий относительно права страны на обогащение урана', - отмечает Фархи. Предыдущее тегеранское правительство проявляло гибкость в отношении сроков осуществления работ по обогащению, но не в принципиальных вопросах. Фархи поясняет: 'Ни один политический лидер Ирана никогда не пойдет на договоренность, согласно которой Иран рассматривается как 'особый случай', и ему отказывают в правах, которыми обладают другие'.

В настоящее время работы по обогащению урана в стране проводятся под надзором инспекторов МАГАТЭ, которые утверждают, что на данном этапе они остаются в границах дозволенного. Директор национальной разведки США адмирал Деннис Блэр (Dennis Blair) в недавней записке Конгрессу отметил: 'вряд ли Иран получит техническую возможность производить оружейный плутоний раньше 2013 г.'. От также сообщил, что, по мнению американской разведки, Тегеран пока не принял окончательного решения относительно производства оружейных ядерных материалов, и вряд ли оно состоится до тех пор, пока его ядерная программа будет находиться под международным надзором. Однако в условиях, когда американские 'ястребы' преподносят эту программу как серьезнейшую, и к тому же усиливающуюся, угрозу, а израильтяне угрожают превентивной военной акцией, администрации Обамы необходимо безотлагательно продемонстрировать, что ее усилия по налаживанию взаимодействия с Ираном приносят реальные плоды.

Чтобы санкции были эффективны, утверждают представители администрации, в них должны участвовать главные торговые партнеры Ирана. Это, однако, проблематично, поскольку ни Россия, ни Китай не считают, что Иран может уже в ближайшее время превратиться в ядерную державу. Санкции с участием своеобразной 'коалиции добровольцев', предусмотренные законопроектами, внесенными в Конгресс, скорее всего дадут лишь ограниченный эффект, поскольку к ним вряд ли присоединятся соседи Ирана, например Турция или Ирак. А использование ВМС для установления морской блокады Ирана может легко спровоцировать вооруженный конфликт, которого американские военные всячески стремятся избежать.

Но даже если 'парализующие санкции' каким-то образом станут реальностью, нет никаких гарантий, что это заставит Тегеран уступить. 'Если удастся перекрыть поставки бензина в Иран, вероятнее всего, его нефтеперерабатывающие мощности будут задействованы в первую очередь для удовлетворения соответствующих потребностей силовых структур и правящего режима в целом, - полагает доктор Гэри Сик (Gary Sick), профессор Колумбийского университета, прежде работавший экспертом по Ирану в Совете национальной безопасности. - Больше всего пострадают как раз те, к кому мы относимся с сочувствием - простые иранцы. Можно утверждать, что это способно побудить их к восстанию, но скорее всего, если нормы отпускаемого бензина урежут вдвое, возмущение простых иранцев будет направлено против Запада'.

'Экономическое благополучие иранского народа никогда не числилось среди приоритетов тегеранского режима, - напоминает специалист по Ирану из Фонда Карнеги Карим Саджадпур (Karim Sadjadpour). - За последние тридцать лет мы убедились, что этот режим предпочитает переносить гигантские трудности, но не идти на компромисс по соображениям политической или экономической целесообразности'.

Фархи указывает: иранский режим начал подготовку к существованию в режиме 'бензиновых' санкций со стороны США еще в 2007 г., диверсифицируя источники поставок, модернизируя нефтеперегонные заводы и введя в стране систему нормирования. Все это способно помочь Тегерану ослабить последствия сокращения импорта бензина.

Так что же реально может сделать Запад? Многие специалисты по Ирану считают: в свете последних событий, потрясших страну после выборов, администрации Обамы стоило бы пересмотреть график собственных действий. 'Нам следует и дальше просто позволять событиям идти естественным ходом: пусть раскол внутри элиты и раскол между режимом и народом углубляются сами по себе, - предлагает Саджадпур. - Как сказал однажды Наполеон, 'если ваш враг губит себя, не стоит вмешиваться'. На самом деле мы не знаем, каковы будут последствия санкций на продукты нефтепереработки, и главный принцип здесь должен быть - не повредить перспективам политических изменений в Иране'.

Но подобное легко говорить политологу, а положение президента куда сложнее. 'Очень многие будут оказывать на президента Обаму сильнейшее давление, требуя, чтобы он установил четкий крайний срок, за которым должны последовать решительные действия', - поясняет Сик. Возможно, у администрации нет иных целесообразных вариантов действий, кроме продолжения усилий на дипломатическом фронте, но, предупреждает он, 'в этом крайне трудно убедить целый хор людей, скандирующих: 'Делайте что-нибудь!''.

_________________________________________________________

Аналитики разведки США считают, что Иран не сможет создать бомбу еще несколько лет ("The Washington Post", США)

Военный вариант решения иранской проблемы возможен ("The Wall Street Journal", США)

Обсудить публикацию на форуме