Иностранная компания, работающая в 'стратегической отрасли' сталкивается с арестом нескольких сотрудников, которых позднее обвиняют в обмане государства и шпионаже. В процессе часть ее промышленных секретов переходят к принадлежащим государству конкурентам. Что это, Россия Владимира Путина? Нет, сегодняшний Китай.

На мысли о подобных параллелях наводит оборот, который приняло дело четырех служащих Rio Tinto арестованных в прошлом месяце в Китае, якобы за коммерческий шпионаж. На выходных на принадлежащем государству сайте была опубликована статья за авторством государственного чиновника, в которой было заявлено, что информация с арестованных компьютеров обвиняемых ясно указывает на 'огромный размах ущерба, нанесенного нашей национальной экономической безопасности и интересам' - до102 миллиардов долларов за последние шесть лет. По мнению некоторых аналитиков, это превышает стоимость всей железной руды, которую Rio Tinto продала Китаю за этот период. В понедельник сайт таинственно исчез без всяких объяснений, а автор статьи позднее заявил, что он только цитировал другие китайские издания.

Подобное своевольное вмешательство государства в дела бизнеса отдает Россией Владимира Путина. Вспомним, как Москва в 2006-2007 годах давила на Royal Dutch Shell пока не вынудила компанию продать контрольный пакет своего проекта на острове Сахалин, в который были сделаны огромные вложения - крупнейшие на тот момент иностранные инвестиции в стране - принадлежащему государству 'Газпрому'. Тогда, в числе прочего, сотрудник компании тоже был арестован по обвинению в шпионаже. 'Газпром' добился своего, в то время как остальной мир убедился, что инвестировать в Россию - дело опасное.

Китай раньше не подражал разбойничьему поведению своего соседа, однако сейчас Пекин подает похожие сигналы. Сотрудники Rio находятся в тюрьме уже больше месяца, хотя обвинения им официально не предъявлены. По словам китайских чиновников, их могут судить в соответствии с китайским законом о государственной тайне - это значит, что информация о процессе может быть также засекречена. Тем временем ежегодные переговоры о поставке железной руды между Китаем и Rio затягиваются. Китай сейчас остается единственным крупным импортером железной руды, все еще не урегулировавшим контрактные цены на этот год.

Как и Россия, Китай, вероятно, хочет упрочить свой контроль над тем, что он считает стратегическими областями - в данном случае над поставками железной руды. При этом, если бы к подобной протекционистской логике, прибегали другие страны, ограничивая стремление китайских энергетических компаний к зарубежной экспансии, она наверняка, вызывала бы у Пекина недовольство. Ранее на этой неделе появилась информация о том, что китайские государственные энергетические компании собираются предложить 17 миллиардов долларов за долю в аргентинском подразделении Repsol YPF. Если их предложение будет принято, может быть заключена крупнейшая зарубежная сделка в истории Китая. Кроме того, китайская угольная компания также собирается купить австралийского производителя угля.

Жесткая тактика Китая, между тем, все сильнее пугает иностранных инвесторов. В понедельник, когда стало известно о появившихся на сайте обвинениях, акции Rio упали на 3 процента. За последние десятилетия Китай постепенно открывал свои рынки. Особенно этому способствовало вступление его в 2001 году во Всемирную торговую организацию. Однако пока Китай не станет страной, в которой правит закон, а не интересы Партии, иностранный бизнес в нем будет всегда оставаться под угрозой. Это сказывается не только на инвестициях в Китай, но и на отношении к китайским компаниям за рубежом. В частности протекционистские симпатии нарастают в Австралии и еще в ряде стран.

Китайские власти сделали шаг в правильном направлении, дистанцировавшись от появившихся в Интернете обвинений. Однако еще лучше было бы, если бы они дистанцировались от притеснения бизнеса в российском стиле.

_________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме