ПАРИЖ - Сухогруз Arctic Sea водоизмещением 4700 тонн, зарегистрированный на Мальте, принадлежащий русским и укомплектованный экипажем из 15 сибирских моряков, пропал из виду вскоре после того, как прошел Ла-Манш и взял курс на Атлантику.

Это было две недели назад.

С тех пор власти европейских государств, морские ведомства и военные моряки задаются вопросом: как мог оснащенный современным навигационным оборудованием, маяком системы слежения и радиосвязью корабль исчезнуть столь внезапно и так долго не выходить на связь на одном из самых оживленных в мире и тщательно контролируемых морских путей?

Похищение? Возможно. Но кто и почему это сделал? Пошел на дно? Не исключено, но не было сигнала бедствия. А может быть, как предположил кое-кто в четверг, на борту возник спор из-за груза контрабанды, например, наркотиков, или капитан вместе с членами экипажа решил продать задекларированный груз финской древесины, а затем скрыться вместе с деньгами?

Но поскольку судно не выходит на связь, а его спутниковый маяк не виден, никто на самом деле ничего не может сказать наверняка. Тем не менее, начались международные поиски, которые сосредоточились на морских районах возле Португалии и Гибралтара. А российское министерство обороны направило туда несколько боевых кораблей, в том числе, пару подводных лодок, сделав это на тот случай, если судно и экипаж оказались в беде.

Arctic Sea, владельцем которого является компания 'Солчарт-Архангельск, начало плавание довольно обычно. Действуя в соответствии с контрактом с финской деревообрабатывающей компанией Rets Timber, судно 23 июля вышло из финского порта Пиетарсаари. В судовом манифесте написано, что оно загружено пиломатериалами стоимостью 1,7 миллиона долларов, которые должны быть доставлены на стройплощадки Алжира. Судно должно было прибыть в порт Беджая 4 августа.

Но вскоре после выхода из порта, когда сухогруз мирно шел Балтийским морем курсом на юг, возле восточного побережья Швеции произошло нечто весьма загадочное. По словам владельцев, экипаж сообщил по радио, что 24 июля на борт 294-футового судна поднялись 10 вооруженных людей в масках, которые представились сотрудниками шведской полиции по борьбе с наркотиками, и заявили, что ищут контрабандные наркотические средства. Они связали членов экипажа, а затем в течение 12 часов обыскивали судно. Не найдя ничего, эти люди сели в надувную моторную лодку и уехали.

Однако шведская полиция заявляет, что не проводила никакого обыска. А компания заявила о случившемся на борту лишь спустя неделю. Действуя по сигналу тревоги, с запозданием поднятой судовладельцем, международное агентство Интерпол 3 августа объявило розыск. К этому времени лесовоз уже прошел Ла-Манш, его самое узкое место Па-де-Кале и вышел в Атлантику.

Представитель британского Агентство морской безопасности и береговой охраны Мэгги Хилл (Maggie Hill) сообщила, что судно выходило на связь с агентством 28 июля, проходя Па-де-Кале, то есть, в полном соответствии с требованиями. Она добавила, что вахтенный, как и положено, назвал судно, сказал, сколько человек находится на борту, описал характер груза, а также сообщил маршрут и порт назначения.

Не было никакого намека на какие-то проблемы, вахтенный ничего не сообщил об обыске у берегов Швеции или о смене курса. "Не было абсолютно ничего необычного, - сказала Хилл, - у нас был один-единственный контакт с судном, и все было совершенно нормально".

Следующий контакт (это был последний подтвержденный контакт) состоялся спустя два дня. Французские власти сообщили, что они получили около Бреста сигналы с автоматической системы опознавания Arctic Sea. Это радиомаяк, устанавливаемый на всех судах в соответствии с требованиями ООН, и он постоянно через спутник передает информацию о названии и местонахождении корабля.

После этого радиосвязь прервалась, и сигналы маяка прекратились. Русские СМИ сообщили, что шведская полиция получала сигнал от экипажа 31 июля, однако эта информация не подтвердилась, а власти Швеции отказались сообщить, о чем был разговор, и был ли он вообще.

Это привело к появлению многочисленных догадок и предположений относительно того, что могло произойти. Некоторые эксперты считают, что абордажная команда у берегов Швеции состояла из пиратов, и что они по-прежнему контролируют судно, намереваясь дойти на нем до Западной Африки, чтобы продать там древесину. Другие предполагают, что это была сделка по продаже наркотиков, и что-то там пошло не так, спровоцировав стычку между враждующими мафиозными группировками. А кое-кто вспомнил случаи, когда капитаны судов пытались умыкнуть груз.

Редактор морского издания Lloyds List Дэвид Ослер (David Osler) сказал по этому поводу: "Это выглядит как какой-то конфликт между различными российскими интересами". Теория о пиратском захвате не выдерживает критики, говорит он, учитывая то, что этот участок морских коммуникаций хорошо охраняется, и каждый день по нему проходят сотни судов.

Пиратство, по словам Ослера, обычно подразделяется на три категории. Это сомалийская модель, когда захватывается судно и экипаж с требованием выкупа; азиатская модель, когда суда перекрашиваются, а затем перепродаются под другим названием; а также простой налет с ограблением, когда захватывают капитана и требуют от него выдать имеющиеся на борту деньги.

"Здесь не подходит ни один из вариантов, - говорит Ослер, - требований о выкупе не было, груз недорогой, и на обычный грабеж это совсем не похоже. То есть, основные типы пиратства можно исключить, поэтому мы здесь, должно быть, имеем какое-то другое преступление".

Обсудить публикацию на форуме

____________________________________________________________

Поиски похищенного сухогруза ("The Financial Times", Великобритания)

Беспрецедентный "Arctic Sea" ("Radio Free Europe / Radio Liberty", США)