В листовках, которые в конце прошлой недели разбрасывались по всему южному Афганистану, талибы не стеснялись в выражениях. В одном из посланий "Талибан" пригрозил отрезать нос и уши всякому, кто осмелится проголосовать на запланированных на четверг президентских выборах. В другой листовке говорилось, что если у кого-то пальцы окажутся запачканными в чернилах (знак того, что человек проголосовал), то он может лишиться и их тоже. В третьей "уважаемым жителям" предлагалось дважды подумать, прежде чем заходить в кабинку для голосования, поскольку они рискуют стать "жертвами наших операций". Иными словами, не голосуй, а то мы тебя взорвем.

Сигнал страшный и мрачный, но в одном отношении очень полезный. Иногда, когда слишком долго и пристально смотришь на Афганистан, начинаешь видеть лишь запутанную паутину сложностей и проблем: сотни этнических групп, десятки языков, растаскиваемые в разные стороны коррупцией политические кланы, наркотики и миллиарды долларов западной помощи. А в результате даже те люди, которые пробыли в Афганистане долгое время, не могут понять, против кого именно мы ведем борьбу. "Талибан" иногда называют идеологической силой, иногда непрочной этнической коалицией, иногда бандой наемников - людей, которые воюют, потому что им больше нечего делать. Но не исключено, что после этих выборов у нас появится более четкое определение: "Талибан" это организация, которая хочет взрывать избирательные участки.

Эта угроза полезна и в другом плане. Она напоминает нам, за что мы боремся - и здесь я имею в виду не просто "демократию". В конце концов, мы на этой суровой земле в самом сердце Центральной Азии пытаемся создать не какую-то там идиллию в духе Джефферсона, а афганское правительство, которое большинство афганцев признает в качестве легитимного - правительство, которое не даст стране снова превратиться в пристанище для террористов с их тренировочными лагерями. Если бы существовал кто-то приемлемый для всех групп и фракций, то мы могли бы подумать и над тем, чтобы помочь афганцам восстановить монархию. Да, и если бы афганцы были готовы признать назначенную Америкой марионетку, то я подозреваю, что мы могли бы в данный момент подумать и над этим вариантом. Но такого общепризнанного человека нет, и афганцы американского ставленника не примут. А это значит, что демократические выборы, поддержанные большинством афганцев, являются единственным средством для подтверждения легитимности любого афганского правительства. И дело не в том, что мы слишком высоко поднимаем планку, проводя выборы в Афганистане; дело в том, что ничего лучше мы предложить не можем.

Именно поэтому талибы пытаются запугать афганских избирателей. Им не удастся полностью сорвать выборы, и они не смогут закрыть все до единого избирательные участки. Но цель талибов не в этом. Они хотят, чтобы выборы выглядели незаконными, чтобы сомнения по поводу права руководить страной преследовали победителя все время, пока он находится у власти. Если талибы смогут добиться радикального снижения явки избирателей на юге страны, если они запугают женщин и помешают им проголосовать, если они бросят тень сомнения на честность при подсчете голосов, и если, что самое главное, они убедят афганцев, что результаты голосования неубедительны, их цель в значительной мере будет достигнута.

Нет сомнений в том, что у любого победителя будет тяжелый багаж из прошлого. У нынешнего президента Хамида Карзая много хулителей (которые считают его примиренцем) и мало поклонников. Бывший министр финансов Ашраф Гани (Ashraf Ghani) блестящий экономист, но он весьма далек от простых афганцев. У бывшего министра иностранных дел Абдуллы Абдуллы (Abdullah Abdullah), у бывшего министра планирования Рамазана Башардоста (Ramazan Bashardost), а также у всех остальных сорока кандидатов есть свои плюсы и минусы, но дело не в этом. Неважно, кто победит. Важно как будет одержана победа, важно, чтобы результат признала большая часть афганцев.

В достижении такого результата важнейшая роль принадлежит американским и натовским войскам, которые на этой неделе будут охранять избирательные участки. Важны также усилия Радио "Свободный Афганистан", которое стало одним из организаторов первых в стране "живых" теледебатов с участием кандидатов в президенты. (Директор радиостанции Акбар Аязи (Akbar Ayazi) сказал, что убедить кандидатов принять участие в дебатах было настолько трудно, что теперь он легко может "отправлять людей на Марс".)

Однако все это тускнеет на фоне значимости того, что мы должны сделать после выборов. Наша политика - а под этим я подразумеваю политику западного мира и Организации Объединенных Наций - должна заключаться в признании и поддержке любого кандидата, который станет легитимным победителем. Тем самым мы укрепим авторитет выигравшего и еще больше ослабим лидеров талибов, выступающих против выборов. Мы должны сделать все возможное (я понимаю, что таких возможностей у нас немного), чтобы то же самое сделали афганские соседи - Иран, Россия, Пакистан. А если по какой-то причине легитимного президента не будет? Тогда вся эта сложная паутина вновь распустится, кланы, племена и оплачиваемые наемники начнут перебегать из одного лагеря в другой, а люди, взрывающие участки для голосования, завоюют авторитет и доверие. Нам в таком случае придется серьезно задуматься, стоит ли вообще оставаться в Афганистане.

__________________________________________________________

Нападение террориста-смертника в Кабуле: погибли военнослужащие НАТО и сотрудники ООН ("The Times", Великобритания)

Политическая кухня Кабула и народы Афганистана ("Русская служба "Голоса Америки"", США)

Обсудить публикацию на форуме