Вчера в Австралии произошли два события, подчеркнувшие парадокс, который лежит в основе ее отношений с Китаем. Во-первых, министр иностранных дел Австралии Стивен Смит (Stephen Smith) подтвердил, что китайское правительство отменило запланированный визит заместителя министра иностранных дел Хэ Яфэя (He Yafei) в связи с решением Канберры выдать визу лидеру уйгурского движения в эмиграции Ребии Кадир (Rebiya Kadeer). Во-вторых, вчера было объявлено о сделке на сумму в 50 миллиардов австралийских долларов (41 миллиард долларов США) по поставке в Китай австралийского сжиженного газа, которая еще раз подтверждает экономическую значимость Китая для Австралии и гигантскую потребность Китая в австралийских природных ресурсах.

В том и состоит дилемма, что, чем сильнее свободные страны сближаются с Китаем, тем выше вероятность столкновения с интересами коммунистической партии. Партнерам Австралии в Азии и за ее пределами следует обратить внимание на урок, который сейчас получила Канберра.

На поверхностном уровне Пекин недоволен тем, что, как он считает, Австралия нанесла по его интересам ряд рассчитанных ударов. Сначала Канберра осмелилась принять оборонную программу, в которой выражалась тревога в связи со стремительным усилением китайского флота, и содержались обещания укрепить морскую мощь Австралии. Затем в июне рухнули планы китайской государственной компании Chinalco приобрести контрольный пакет акций Rio Tinto-пусть даже, в конечном итоге, это произошло не в результате действий австралийского правительства, а из-за оправданного беспокойства акционеров. Последней каплей, по-видимому, стало принятое в июле Канберрой решение выдать визу г-же Кадир. Причем, шумиха вокруг ее визита в Австралию возникла благодаря неуклюжим действиям китайских дипломатов, тщетно пытавшихся, оказывая давление на принимающую сторону, не дать ей появиться на международном кинофестивале в Мельбурне и выступить в Национальном пресс-клубе.

Однако более глубокие причины досады Пекина, вероятно, имеют другую подоплеку. Китай зависит от импортируемой из Австралии железной руды, переговоры о ценах на которую в последнее время становятся все более напряженными. Китайские лидеры убеждены, что для того, чтобы обеспечивать устойчивый рост экономики - а значит собственную легитимность и политическое выживание - им жизненно необходим доступ к дешевому сырью. Это превращает поставки минеральных и энергетических ресурсов в сферу ключевых стратегических интересов. Ради того, чтобы не платить текущую рыночную цену, власти готовы задействовать всю экономическую мощь Китая. При этом они определенно не пренебрегают и запугиванием. Государствам, навлекшим на себя гнев Китая - будь это небольшие азиатские страны, как Сингапур, или мощные европейские державы, как Франция, приходится за это расплачиваться.

Грубая тактика Китая уже ощутимо ударила и по Австралии. Акции Rio Tinto упали на 3 процента после того, как китайские СМИ обвинили компанию в коммерческом шпионаже. В австралийских деловых кругах многие начинают нервничать, после ареста сотрудника Rio Tinto Стерна Ху (Stern Hu) несколько бизнесменов отменили запланированные поездки в Китай. Между тем сторонники Китая в СМИ и в деловом сообществе предлагают капитулировать без борьбы. В понедельник другая австралийская горнодобывающая компания Fortescue Metals Group согласилась в обмен на дешевые инфраструктурные инвестиции на сумму в 6 миллиардов долларов со стороны Китая предложить ему железную руду по более низкой, чем Rio Tinto цене. Агрессивная Китайская ассоциация чугуна и стали, не теряя времени, объявила, что воспользуется предложением Fortescue, как аргументом на переговорах с тремя крупнейшими мировыми производителями железной руды. Еще одна государственная компания - PetroChina - вчера заключила договоренность о закупке в Австралии сжиженного природного газа на сумму в 50 миллиардов австралийских долларов (41 миллиардов долларов).

Для Австралии и некоторых азиатских стран - большое искушение преуменьшать серьезность предпринятых Китаем дипломатических шагов, отрицать, что они взаимосвязаны и рассматривать их независимо друг от друга как частные инциденты. Если с Пекином втихомолку договорятся при закрытых дверях, это, без всякого сомнения, будет представлено как пример хваленого умения премьер-министра Радда вести дела с Китаем. Кроме того, это позволит Пекину одержать внутриполитическую победу.

В долговременной перспективе подобная уступчивость вряд ли в интересах, как Австралии, так и региона в целом. Агрессивный меркантилизм Китая, недовольство, которое вызывает у него открытое обсуждение его военных планов, и его попытки подавлять свободу слова - в том числе и за границей - имеют общую природу. Частично они отражают растущую мощь Китая и его готовность пользоваться ей там, где Пекин чувствует угрозу своим интересам - вне зависимости от международных норм или интересов других стран. Частично же они являются продуктом внутренних тенденций Китая. Скрытность, государственный контроль, произвол и злоупотребления властью - будь то в области коммерции, в военной сфере или в сфере дипломатии - подчеркивают не силу Китая, а хрупкость его политической системы и паранойю его лидеров.

Австралия не должна отступать перед лицом китайской тактики запугивания. Более того попыткам Пекина запугивать партнеров поодиночке и нарушать общепринятые нормы во имя собственных целей должен дать отпор весь регион в целом. Азия - в том числе и Китай - полстолетия процветала благодаря открытости и прозрачности региональной экономики и господствующего стратегического порядка. Непонятно, почему Китай не может и дальше развиваться в рамках этой высокоэффективной модели.

Лучший способ для малых стран Азии защитить свои интересы и автономию в эпоху, которая будет определяться одновременным подъемом Китая и Индии в качестве великих держав, - добиваться неукоснительного соблюдения установившихся в регионе правил игры во всех областях - и в экономической, и в правовой, и в дипломатической, и в навигационной. Ведущие рыночные и демократические державы Азии -Япония, Индия, с некоторых пор, Индонезия-должны уделять еще больше внимания сотрудничеству, поддержке открытости рынков и защите общих ценностей, включая уважение к правам человека и право на свободу слова. Призывы к Китаю играть по правилам начнут звучать убедительнее, если развитые экономики будут сами избегать двойных стандартов и не поддаваться искушению протекционизма, как в традиционных, так и в более модных 'мягких' формах.

Демократии Азии также должны обсудить с Соединенными Штатами и Австралией способы повлиять на поведение Китая. Министр торговли США Гэри Лок (Gary Locke) показал пример, подняв вопрос о деле г-на Ху на переговорах с китайскими властями. Сделал он это не для того, чтобы оказать услугу Австралии, а потому, что администрация Обамы осознает последствия случившегося для всех стран и компаний, которые ведут дела с Китаем.

Пока Пекин не начнет обходиться как со своими гражданами, так и с соседними странами в соответствии с принципами прозрачности, уважения и законности, прочим странам придется объединяться для защиты своих ценностей и интересов.

Г-н Ширер - научный руководитель и старший научный сотрудник австралийского Института международной политики имени Лоуи.

Обсудить публикацию на форуме

__________________________________________________________

Китаю тоже надо немного повзрослеть ("The Financial Times", Великобритания)

Поиск нового равновесия в отношениях с Китаем ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.