'Перезагрузка' между США и Россией, названная так вице-президентом Байденом в его февральской речи, далеко не закончена, несмотря на впечатляющий прогресс, достигнутый за последние шесть месяцев. Недавний визит Байдена на Украину и в Грузию включал в себя вызвавший фурор комментарий об 'увядающей' мощи России, а вслед за ним последовало письмо от 22 государственных мужей Центральной и Восточной Европы, которые практически заявили, что сотрудничество США с Россией нарушает интересы их стран. Все это подсказывает, что существует масса опасностей, поджидающих неосмотрительных субъектов дипломатии 'перезагрузки'.

Даже вновь созданная Двусторонняя президентская комиссия, символизирующая общую решимость Вашингтона и Москвы исправить свои отношения, может оказаться недостаточной для продвижения новой эпохи партнерства. Парадоксальным образом, наибольшую опасность представляет не то, что каждая страна может зациклиться на маловажных вопросах, способных парализовать сотрудничество по вопросам общих интересов, но то, что каждая из стран может потерять из видимости общее понимание того, почему это сотрудничество вообще так важно. Учитывая число и сложность крупномасштабных проблем, стоящих перед президентом Обамой и его командой - мировой экономический кризис, глобальное потепление, две продолжающиеся войны, угроза терроризма и региональные кризисы в Восточной Азии и на Ближнем Востоке - Россия может легко исчезнуть из списка приоритетов просто из-за нехватки пропускной способности (со стороны американского правительства). Так как собственная добрая воля России по отношению к США в большинстве своем основана на ожидании, что ее вновь начнут 'принимать всерьез' как великую мировую державу, дефицит высокопоставленного внимания несет в себе риск и может разрушить достижения последних месяцев.

Чтобы не дать 'перезагрузке' отношений сбиться с пути, США и России требуется страховка для взаимодействия, состоящая из двух частей. Во-первых, следует значительно увеличить двусторонние инвестиции, чтобы у каждой страны была значительная финансовая заинтересованность в безопасности и стабильности другой стороны, и чтобы в каждой стране было основательное и своекорыстное лобби, выступающее против конфронтации. Во-вторых, должны быть открыты новые возможности для взаимодействия на местах между двумя обществами, чтобы в будущем в обеих странах были бы группы граждан, обладающих необходимыми знаниями и связями для лоббирования дальнейшего взаимодействия между правительствами. Этот подход не является уникальным для американо-российских отношений, но он особенно важен, потому что без него инерция 'перезагрузки' может быть потеряна, что повлечет за собой ужасные последствия для мировой безопасности.

Доводы в пользу увеличения объема американо-российских экономических отношений ясны. Сравните объем американо-российской торговли в 2008 году (36 миллиардов долларов) с уровнем торговли с Японией (204 миллиарда долларов), чье население меньше, чем в России, или с Францией (73 миллиарда долларов), чья экономика меньше, чем в России. Торговые связи между США и Индией, объем которых составил в 2008 году лишь 67 миллиардов долларов, оказались мощным противовесом в конфликте по поводу ядерных испытаний, Кашмира и климатических изменений. Несмотря на политическое, идеологическое и геостратегическое напряжение между США и Китаем, наша экономическая взаимозависимость, которую демонстрирует объем двусторонней торговли в 408 миллиардов долларов, гарантирует, что обе страны предпочитают мирное решение споров вооруженной конфронтации.

Даже если с Россией невозможно достичь уровня американо-китайского экономического симбиоза, природные богатства России, не до конца развитый, но растущий рынок потребительских товаров и высококвалифицированная и образованная рабочая сила дают разнообразные возможности для увеличения взаимодействия. Требуется готовность со стороны обеих сторон предоставить нормативно-правовую базу и политическую волю, чтобы снизить предполагаемые риски и расходы для осторожных бизнесменов. Когда нормативно-правовая база России станет более прозрачной, а вероятность риска уменьшится, в то время как Кремль подтвердит свою приверженность международным правилам торговли, соблюдение которых необходимо для вступления в ВТО, ведущие мировые компании, такие как Walmart, Caterpillar и Microsoft, принесут в страну прямые инвестиции, деловые технологии высокого уровня и новые рабочие места, одновременно создавая в обеих странах мощные деловые лобби, противостоящие дестабилизирующим конфликтам.

Торговые связи являются ключом к предотвращению и решению политических конфликтов, потому что бизнес считает стабильность исключительно важным фактором. Но американо-российские деловые связи не могут быть столь эффективны в поддержании высокого приоритета двусторонних отношений во времена относительного спокойствия, так как компании редко призывают к углублению политического или общественного взаимодействия при условии, что имеют неограниченный доступ к рынку. Лишь появление в США сильного сообщества людей, имеющих тесные личные связи с Россией, может гарантировать, что диалог и сотрудничество между США и Россией останутся приоритетом на повестке дня администрации.

Моделью для этого должны служить различные сообщества групп по интересам и лоббистских организаций, работающих на продвижение американского сотрудничества с иностранными правительствами. Десятилетиями американские евреи были очень эффективными защитниками безопасности Израиля и продвигали тесные американо-израильские отношения, а произраильская лоббистская организация AIPAC регулярно оказывается на первом месте в списке самых влиятельных групп в Вашингтоне. Американцы индийского происхождения обратили на это внимание: сегодня в стране работают несколько лоббистских групп, чьей целью является усиление американо-индийских связей в области экономики и безопасности, и которые считают своей крупной победой ратификацию американо-индийского соглашения по гражданской атомной энергетике, подписанного в прошлом году. Еще одна влиятельная группа, Национальный совет Ла-Раза (National Council of La Raza), собрала в июне лидеров испаноязычного сообщества, чтобы добиться широкомасштабной реформы иммиграционной политики США, которая важна не только для латиноамериканцев, живущих в США, но и для правительств Мексики, Сальвадора, Гватемалы и других стран. Хотя вопросы, стоящие на кону американо-российских отношений, очевидно, отличаются от вышеупомянутых вопросов, они не менее важны. Подобные группы необходимы, чтобы сотрудничество между США и Россией оказалось на внутреннеполитической карте страны.

Чтобы позволить развиться американо-российским группам по интересам, оба правительства должны уменьшить препятствия для путешествий, в частности, изменить стоимость, задержки и неопределенность текущей визовой системы. По сравнению с возможностью путешествовать в страны Западной Европы и даже во многие бывшие советские республики без визы, которая есть у американцев, процесс получения российской визы является загадочным и затруднительным. Более открытая политика в области путешествий сможет создать более широкие программы образовательных и профессиональных обменов, созданных по подобию успешных программ Fullbright и Murrow по обмену между учителями и журналистами. Прямая гражданская дипломатия подобного толка необходима, чтобы сокрушить барьеры цинизма и недоверия, создаваемые негативным и извращенным освещением в СМИ обеих стран.

Американское и российское правительство могут использовать в качестве основания десятилетний опыт успешного сотрудничества между NASA и Российским космическим агентством, а также достижения программы 'За совместное снижение опасности', которые позволили создать сообщества взаимопонимания и уважения среди ведущих ученых, работающих в различных отраслях, от ядерной физики до бактериологии. Конгрессмен Билл Делахант (Bill Delahunt), представляющий избирателей штата Массачусетс, уже призвал к созданию программы спортивного обмена между США и Россией, призванной 'приоткрыть тайну' России для обычных американцев. Подобные обмены и совместная работа являются мудрыми инвестициями, так как каждый новый американец, обладающими глубокими, личными знаниями по поводу России, может стать еще одним голосом, напоминающим Конгрессу и Белому дому, что Россия много значит не только во времена кризиса, но и как важный и постоянный партнер на мировой сцене.

У США и России мало вариантов, кроме как начать 'перезагрузку', дав задний ход по напряженности, которая существует по таким ключевым проблемам безопасности, как Грузия, расширение НАТО и противоракетная оборона в Центральной Европе. Прогресс, достигнутый в решении этих вопросов, вместе с сотрудничеством по противодействию терроризму, недопущению распространения наркотиков и ядерного оружия создадут новые возможности для продуктивных двусторонних отношений. Но чтобы эта дверь осталось открытой и в долгосрочной перспективе, необходима страховка, которая включает в себя двустороннюю экономическую ставку на стабильность и сторонников на местах, преданных поддержанию сотрудничества между США и Россией на уровне приоритета.

Без новых гарантов стабильности и политических обязательств отношения между США и Россией рискуют застрять из-за тех же разногласий, которые мешали сотрудничеству и партнерству последние два десятилетия. В сегодняшнем сложном, взаимосвязанном и опасном мире мы не можем себе позволить проиграть еще одну игру в русскую рулетку.

Обсудить публикацию на форуме

____________________________________________________________

Аварийная перезагрузка СНВ ("Defense News", США)

Неясная перезагрузка ("Foreign Affairs", США)

Анализ перезагрузки ("The New York Times", США)