В то время как президент Барак Обама изображает Робин Гуда, пытаясь продвинуть свой план реформы здравоохранения, на кону стоят не только его другие внутренние приоритеты. В то время, как его президентский рейтинг одобрения стабильно падает - согласно последнему опросу Rasmussen, 40 процентов американцев решительно не одобряют его деятельность в офисе и лишь 31 процент решительно одобряют - г-н Обама чувствует усиленное давление отложить вопросы внешней политики на потом.

Президент и его советники, скорее всего, не согласятся с подобной критикой, указав на хорошо принятую публикой речь г-на Обамы в Каире, многочасовые переговоры с российскими лидерами в Москве и недавний саммит 'трех амиго' в Мексике, а также напомнив о широко освещенном визите вице-президента Джо Байдена на Украину и в Грузию и о длительной поездке госсекретаря Хиллари Клинтон по Африке.

Но речи, даже хорошо аргументированные и стильно произнесенные, не заменяют собой те сложные решения, которые часто требуют, чтобы президент взошел на высокую трибуну, потратил часть своего личного политического капитала и даже, возможно, рассердил важные группы избирателей. К сожалению, мы не видим никаких подобных усилий. Настойчивость г-на Обамы в вопросе по замораживанию израильских поселений на Западном берегу была призвана символизировать новый, более беспристрастный подход к арабско-израильскому спору. Однако премьер-министр Беньямин Нетаньяху проявил твердость по этому вопросу, что привело к увеличению его поддержки в Израиле. Президент Обама решил объявить о достижении прогресса просто потому, что израильтяне не начинают строительства новых поселений. Это не соответствует изначальным требованиям американского президента, и при этом нет никаких доказательств того, что администрация хоть как-то надавила на Израиль, как недавно заметил впечатляющий новый посол Израиля в США Майкл Орен (Michael Oren) в разговоре с журналистом Фаридом Закарией (Fareed Zakaria). Вопреки сообщениям в СМИ, Орена 'вовсе не вызывали' в Госдепартамент из-за разногласий по поселениям, и как он подчеркнул 'эти вопросы решаются в очень конструктивной, очень дружелюбной атмосфере'. Но подобные комплименты не заставят Нетаньяху пойти на какие-либо значительные уступки, которые будут встречены противодействием его партнеров по коалиции.

Администрация Обамы также пообещала перезагрузить отношения с Россией, но она даже не инициировала процесс отмены поправки Джексона-Веника, которая давно пережила свою полезность и сегодня служит одной-единственной цели: продемонстрировать Москве, что администрация не готова сделать даже самые простые и очевидные шаги, чтобы добиться новых отношений с Россией.

Еще одним приоритетом для Соединенных Штатов является восстановление контроля над своими границами и снижение потока нелегальных иммигрантов. Однако на недавней пресс-конференции в Гвадалахаре, где он отвечал на вопросы журналистов вместе с мексиканским президентом Фелипе Кальдероном и канадским премьер-министром Стивеном Харпером, г-н Обама не потребовал, чтобы Мексика усилила патрулирование своей стороны границы, а вместо этого выразил беспокойство по поводу того, что до тех пор, пока США не предложат нелегальным иммигрантам путь к гражданству, 'мы не избавимся от ситуации, когда люди пересекают границу опасным для них способом'. Во всех трех случаях г-н Обама явно не смог заставить себя сделать что-либо, что стало бы сильным раздражителем для влиятельных групп избирателей - будь то сторонники Израиля, новые воины 'холодной войны' или влиятельные группы испаноязычных граждан страны.

В отличие от администрации Буша команда Обама не начала никаких бесполезных крестовых походов и не создала поводов для мощной негативной реакции на действия Америки. До сих пор ее грехи в основном являются грехами бездействия - но и эта политика может стоить США достаточно дорого. Действительно, администрация не несет ответственность за те сложности, с которыми она столкнулась в своих попытках по взаимодействию с Ираном, чей клерикальный режим слишком занят внутренними распрями после июньских президентских выборов. Тем не менее, Иран продолжает двигаться в сторону ядерного потенциала и, как сказал сам Обама, время идет. Если к осени взаимодействие с Ираном ни к чему не приведет, Вашингтону придется сменить свой курс и привести в действие карательные санкции. И если санкции не принесут никаких результатов, на столе остаются другие варианты, включая военный удар по ядерным объектам Ирана. Но, учитывая растущий скепсис в Москве по поводу серьезности обамовской политики 'перезагрузки', шансы на осмысленное сотрудничество со стороны России по поводу Ирана становятся все менее вероятными, а отсутствие прогресса по переговорам между арабами и Израилем гарантирует, что военный удар по Ирану приведет к крупномасштабному возмущению в мусульманском мире. Правительство Малики в Ираке уже демонстрирует свои проиранские симпатии, а по результатам последнего опроса Gallup, 59 процентов пакистанцев считают, что Соединенные Штаты представляют самую серьезную угрозу их стране. Все это не требует избыточного воображения, чтобы представить, как американская атака на Иран взорвет весь регион, серьезно осложняя задачи США в Ираке и Афганистане, и, возможно, доведя цену на нефть до нескольких сотен долларов за баррель. Если это произойдет, г-ну Обаме придется забыть о своих дорогостоящих планах по реформированию здравоохранения и, скорее всего, принять как данность тот факт, что второго президентского срока ему не видать.

Пренебрежение неизбежными внешнеполитическими решениями во имя необязательных приоритетов внутренней политики сделает эти самые приоритеты абсолютно недостижимыми.

Обсудить публикацию на форуме

________________________________________________________

Страховка для американо-российской перезагрузки ("OpenDemocracy", Великобритания)

Расплата за войну: параноидальный популизм ("ISN", Швейцария)

Американцы хотят 'свободы платить слишком дорого за плохое здравоохранение' ("Spiegel", Германия)