70 лет назад в Москве был заключен Договор о ненападении между Советским Союзом и Германией, более известный на Западе как "пакт Риббентропа-Молотова". За несколько дней до начала Второй мировой войны две сильнейшие континентальные державы того времени сделали шаг к сближению. Далее был разрыв, схватка друг с другом... В итоге, по словам, приписываемым Уинстону Черчиллю, Германия оказалась в могиле, а Россия - на операционном столе. Тем не менее, СССР в 1945 году вышел победителем в битве со своим "заклятым другом" из Берлина, а еще раньше использовал пакт, чтобы вернуть земли, бывшие до 1917-1918 годов частью Российского государства при всех режимах. Одной из таких земель была Бессарабия, захваченная в 1918-м королевской Румынией.

Победителей не судят!

Итак, две аксиомы. Первая. Тот, кто кается и посыпает голову пеплом, всегда выглядит круглым дураком. Поэтому я падал от смеха с дивана, когда слушал, как жалкие пигмеи, составлявшие руководство СССР во главе с Михаилом Горбачевым на съезде депутатов в 1989 году осуждали пакт и рыдали над "сговором двух диктатур". Но о ничтожествах ни слова: впавший в политический маразм "творец перестройки" рекламирует пиццу, иногда, подобно дождевому червяку, выползая на общественный грунт с очередной словесной дурью.

Вторая аксиома вытекает из первой. Все, что полезно твоей стране для защиты национальных интересов и восстановления справедливости, - допустимо и необходимо. Осуждать это - все равно, что сказать: "Какой ужас! Я вчера договорился с Петей, мы вместе пошли к моему должнику Васе, и он вернул мне тысячу баксов, которую 22 года как зажал! О, люди, прав ли я был?! Не надо ли мне покаяться, за то что я попрессовал Васю?! Ведь Вася так переживал, отстегивая мне доллары...".

В этой ситуации главное не с кем ты договорился, чтобы вернуть свое кровное, а восстановил ли ты справедливость с помощью партнера. Тем более, что когда, образно говоря, "партнер Петя" стал плохо себя вести, мы 6 лет спустя разобрались и с ним. И, что самое гениальное, не без помощи "Васи", который тяжело переживал "Петину" помощь нам в возвращении нам украденного. Двойная удача, господа! Вот как надо вести политику!

Парламент, которого не было

Итак, мы пришли к общему выводу, что размазывание соплей и раскаяния в собственных победах и возврате своего у врага - удел слабаков. А поскольку мы не такие, надо посмотреть, правомерны ли были действия СССР в 1939-1940 годах по возврату Бессарабии.

Принципиальное отличие ситуации в Бессарабии от того, что происходило тогда в Прибалтике, заключается в том, что после распада Российской империи Литва, Латвия и Эстония стали независимыми государствами. Мы полагаем, что дискуссия на прибалтийскую тему - отдельная статья, для чего у нас тут не хватит ни пространства, ни времени. Скажем только, что СССР до 1940 года имел с этими государствами дипломатические отношения; в них проводились выборы, хотя, конечно же, правившие там режимы были в духе тогдашней Европы - авторитарными. Даже после складывания антигитлеровской коалиции Англия и США не хотели юридически признавать вхождение стран Балтии в состав Союза. А Советский Союз, в свою очередь, не стал создавать на их месте новые государственные образования в новых границах, а просто превратил буржуазную балтийскую тройку в социалистическую. Ничего подобного не было в Бессарабии.

Часть будущей МССР - междуречье Прута и Днестра - была оккупирована военным путем в начале 1918 года и в два приема (на "условных" и "безусловных" началах) присоединена в том же году к Румынии. При этом Румыния совершила стратегическую ошибку.

Бухарест для конституирования присоединения Бесарабии воспользовался известным решением органа под названием "Сфатул Цэрий", выдав его за молдавский парламент. Но "Сфатул Цэрий" таковым не являлся, ибо он никем и никогда не избирался. Всеобщее, равное, прямое и тайное избирательное право там и не ночевало. А если и ночевало, то с ним там сделали что-то групповое и нехорошее в, как пишется в юридических протоколах, "естественной и извращенной формах". Данный орган был создан так называемым "Военно-молдавским съездом". В советских исторических монографиях его подавали так: ":Военно-молдавский съезд, делегаты которого были специально подобраны. В его работе не участвовали ни представители от рабочих, ни делегаты от трудящегося крестьянства. На этом сборище реакционного офицерства и небольшой кучки послушных ему солдат была объявлена автономия Бессарабии и принято решение об образовании буржуазно-помещичьего органа "Сфатул Цэрий". Из 120 мест абсолютное большинство в упомянутом самозваном органе занимали контрреволюционные офицеры, буржуазные националисты, помещики, чиновники... Позже, когда состав "СЦ" в результате кооптирования (выделено мной. - А.С.) новых членов численно возрастал, его политичеcкая направленность становилась все более антинародной" (История МССР, Кишинев, 1984 год, стр.256). Нетрудно увидеть некую недоговоренность: советская власть, которая также была не в ладу с истинными выборами, стесняется говорить жестко о невыборности "СЦ", лишь как бы жалуется: да, была кооптация, да только не нами, а нашими врагами. В труде фашистской эпохи (Петре Панаитеску, "История Румын", 1943 год) эту ахиллесову пяту попытались скрыть: "Румыны Басарабии образовали Молдавскую республику со своим законодательным органом "Сфатул Цэрий": составленным из избранных на основе свободного волеизъявления населением Бессарабии представителей" ("Кишиневское издание", 1991 год, стр. 261). Дата выборов, которых не было, понятно, не указывается, зато неожиданно признается: после просьбы невыборного "Сфатул Цэрий" "26 января 1918 года румынские войска освободили Кишинев и за несколько дней оккупировали (выделено мной. - А.С.) и всю Басcарабию" (там же).

В 1997 году И.Ожог и И.Шаров издали "Краткий курс лекций по истории румын". Читаем... "20 октября 1917 года начал свою работу съезд молдавских солдат, который должен был решить ряд проблем, связанных с национальными требованиями населения края. В работе съезда участвовало от 500 до 800 делегатов, представлявших более 200 тысяч молдавских солдат. На съезде была провозглашена "территориально-политическая автономия Бессарабии и было принято решение об образования ее верховного политического органа - "Сфатул Цэрий" в составе 120 депутатов" (стр.161).

И приднестровские оппоненты кишиневских ученых пишут то же самое: "Сфатул Цэрий" не избирался населением Бесcарабии, и в силу этого не мог быть никаким парламентом края. Открываем "Историю ПМР": "Военно-молдавский съезд проходил в Кишиневе 20-27 октября 1917 года и принял решение о территориальной автономии Бессарабии и создании краевого парламента - "Сфатул Цэрий" (стр.23).

Итак, все историки едины в одном: "Сфатул Цэрий" населением Бессарабии не избирался. Голосовать за присоединение края к стране-оккупанту (как и к любой стране мира) права не имел. Сам статус военно-молдавского съезда (учитывая, что отдельной молдавской армии в 1917 году не существовало) и принципы избрания его делегатов были сомнительны. С таким же успехом мы можем созвать Конгресс любителей кишиневского пива и постановить унию Молдовы с Англией и Японией.

Просчет Бухареста

Главы МИДа Германии и Наркоминдела СССР подписали Договор о ненападении 23 августа 1939 года в Москве. По пути в Белокаменную, по данным К.Симонова, самолет рейхсминистра был обстрелян советскими зенитчиками, которыми командовал какой-то лейтенант-антифашист (или товарищ Сталин проводил с партнером-переговорщиком воспитательную работу). Так или иначе, но Договор (Пакт) был подписан "сроком на 10 лет". Документ сугубо нейтрален, и о молдавских делах там ни слова. Декалитры слез и тонны соплей унионисты обрушивают на обтекающую публику в связи с "Секретным дополнительным протоколом" к пакту. Оный протокол, как недавно было заявлено российскими исследователями и официальными источниками, существует лишь в копии, а оригинал так и не обнаружен. Копия же поставлена под сомнение. Но мы будем последовательными демократами и провозгласим: если это подделка - значит, сторонники объединения Бессарабии с Румынией (а с ними и ничтожный Горбачев) нам с 1989 года врали. А если перед нами истинный документ, то Вячеслав Молотов - настоящий герой и вообще крутой мужик.

Ибо сказано в протоколе: "Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях". Мораль сей басни проста: Москва напомнила о своих утерянных территориях, а Германия не имела юридического повода факт их утраты оспаривать.

На месте униониста можно гневно вскричать: да что ж вы творите, гады! А как же воля народа Бессарабии, жившего в образованной решением "Сфатул Цэрий" Молдавской Народной Демократической Республике (так наиболее полно она называется в исторической литературе)?! Убедили: скупая мужская слеза готова скатиться по нашим щекам. Допустим, как склонные к диалогу и компромиссу толерантные и транспарентные люди, что никем не избранный "Сфатул Цэрий" провозглашать новое государство право имел. Но, во-первых, МНДР была провозглашена в составе России, а не Румынии. Во-вторых, сама Румыния сыграла с собой злую шутку, когда навязала в конце 1918 года через "Сфатул Цэрий" уже безусловное присоединение Бессарабии, а "СЦ" вынудила распуститься. Этим даже формальная (в условиях румынской оккупации) молдавская государственность упразднялась, а Бухарест лишал себя юридических и даже пропагандистских ссылок на волю населения Бессарабии.

Последняя ошибка непростительна для сильной, а в ряде случаев блестящей румынской дипломатической школы. Бухарест своими руками уничтожил собственное пространство для политико-дипломатического маневра. Очевидно, сказался менталитет того бурного времени: казалось, если вопрос единожды решен силой, то второй раз к нему вряд ли вернутся.

Возмездие

То, что последовало за пактом 23 августа, куда интереснее самого пакта. 23 июня 1940 года, когда вермахт был вовлечен в битву с уже разгромленными войсками Франции (на последнюю во многом ориентировалась Румыния), В. Молотов через немецкого посла в Москве передал своему партнеру И. фон Риббентропу, что Советское правительство постарается решить бессарабский вопрос мирным путем, но готово применить силу против Румынии, если та ответит России на требование уйти из Бессарабии отказом. Берлин вдруг узнал, что Москва ставит вопрос и о Буковине, "в которой проживает украинское население". Шокировав Бухарест этими максималистскими требованиями, Советская Россия получила искомый минимум - Северную (а не всю) Буковину с Черновцами. Это тоже было уязвимым местом Румынии: Северная Буковина никогда, как и Бессарабия, Бухаресту не принадлежала, а входила в состав Австро-Венгерской империи. Конечно, большинству буковинцев была ближе Украина, чем Румыния. (О справедливости проведенной в 1940 году молдавско-украинской границы в СССР мы в этой статье не говорим).

24 июня И. фон Риббентроп в меморандуме для Адольфа Гитлера невольно показал, насколько русские переиграли Берлин в переговорах: "Фюрер уполномочил меня заявить о германской незаинтересованности в территориях Юго-Восточной Европы - вплоть до Константинополя и проливов, если бы это было необходимо. Последнее, однако, не обсуждалось". Секрет успеха дуэта Сталина-Молотова был прост: они поставили перед СССР реальную, выполнимую задачу. Берлин же выразил только озабоченность судьбой этнических немцев, пожелав запустить программу их переселения в рейх. Но что касается собственно Бессарабии, Румынии пришлось услышать пожелание "достигнуть полюбовного урегулирования бессарабского вопроса в удовлетворительном для России смысле" (телеграмма послу Германии 25 июня 1940 года).

Далее в течение 25-26 июня СССР полностью обыгрывает Румынию на дипломатическом ристалище. Он обещает учесть германские интересы в Румынии "в самом благожелательном" для Берлина духе. Затем признает "болгарские притязания на Добруджскую область и выход к Эгейскому морю: обоснованными". К числу таковых были отнесены Москвой в переписке с Берлином и "некоторые венгерские требования". Новый удар Бухарест получил, когда узнал, что о возвращении вывезенного в тревожное время Первой мировой войны в Россию румынского золотого запаса "не может быть и речи, поскольку Румыния достаточно долго эксплуатировала Бессарабию".

Всего за несколько дней июня 1940 года против "Великой Румынии" сложился единый советско-венгерско-болгарский фронт (при нейтралитете Германии), и ее судьба на время была решена.

Бухарест успевает благодаря своим прекрасным дипломатам лишь один контрудар: правительство Румынии заявляет об "эвакуации" своей администрации края, что дает юридическую зацепку при создании благоприятных условий в одностороннем порядке требовать возвращения Бессарабии. Но послевоенные договора, зафиксировавшие румынские границы, сводят, с точки зрения международного права, этот ход на нет.

Бумеранг

Но кто виноват в таком развитии событий? Откроем доступные каждому учебники истории.1 декабря 1918 года в Алба Юлия (Трансильвания) на Великом Национальном собрании из "более 100 тысяч человек" (И.Ожог, И.Шаров) было выдвинуто из его рядов "1228 депутатов", которые и "проголосовали за объединение Трансильвании с Румынией" (стр.161). Ранее, 27 октября 1918 года, в Черновцах состоялось "большое собрание" (? - А.С.), на котором "было объявлено о созыве национального Законодательного Собрания Буковины и избран Национальный Совет из 50 человек в качестве представительного органа буковинских румын. Первым решением Совета было объединение Буковины с другими румынскими территориями в единое национальное государство" (там же, стр.161). Все перечисленное, по мнению авторов, "ознаменовало собой завершение процесса объединения румынских земель, устранив тем самым одно из основных препятствий общественного прогресса".

Учебник времен рейхсканцлера Адольфа Гитлера и маршала Иона Антонеску менее дипломатичен. "Сфатул Цэрий", по выражению Петре Панаитеску, "попросил помощи у румын Молдовы", а 1 декабря 1918 года в Алба Юлия "сошлись румыны из всех сел и городов Ардяла и высказались за объединение Трансильвании, Баната, Кришаны и Марамуреша с Румынией. Саксонцы на своем собрании в Медиаше также высказались за это объединение" (П.Панаитеску, стр. 261-262). И - ключевая фраза: "Румынская армия во второй раз перевалила за Карпаты и заняла все эти провинции" (стр.262).

Вывод: 28 июня 1940 года Румыния стала жертвой собственной методики, когда вначале собираются митинги, пусть и здоровущие. Затем манипуляторы выкликают тусовки из какого-то числа людей с непонятным правовым статусом, не избираемых в ходе демократического голосования и не уполномоченных решать судьбу конкретных территорий с многонациональным, да и с чисто румынским населением. А потом приходят войска и присоединяют к Короне земли, никогда не входившие в состав созданного в 1859 году Румынского государства.

У этой методы есть простое название - экспансия. За нее никто в Бухаресте не ощущает вины и до сих пор не покаялся, не осудил ее на государственном уровне. А между тем эта метода ничем не отличается от присоединения к Германии Саарской области, Судет или Австрии в 1930-х годах. Более того, к Германии были присоединены по сути мононациональные территории с немецким населением, и в Берлине могли ссылаться на "защиту соотечественников" и "восстановление национального единства", а также на итоги всенародных референдумов. Земли, присоединявшиеся к Румынии в 1918 году, были многонациональны. Но их жители, как, впрочем, и сами румыны, не имели возможности высказать свою волю ни на выборах, ни на референдумах.

Что тут сказать? Скажу: с позиций государственных интересов Румынии ее тогдашние лидеры - молодцы! Недаром в октябре 1922 года король Фердинанд в Алба Юлия был коронован как "монарх всех румын" (П.Панаитеску, стр. 262). Он и его соратники решили поставленные перед страной задачи. Проблема в том, что жители занятых румынской армией новых земель Короны не считали эти задачи своими. Не были с позицией Бухареста согласны и считавшие себя обиженными Россия (СССР), Венгрия, Болгария.

Непонятно, зачем обижаться на то, что против тебя применили твои же методы? 28 июня 1940 года Красная Армия "перевалила" Днестр и вернула утраченную 22 годами ранее Бессарабию. Чуть погодя венгерская армия "перевалила" еще что-то и заняла Трансильванию. А войско болгарское вообще ничего не переваливало, а просто по-тихому вошло в Добруджу.

Исторический бумеранг, запущенный в 1918 году Его Величеством Фердинандом, обрушился на голову его сына Кароля Второго летом 40-го...

Дежа вю

Прошли годы. Румыния вновь показала себя азартным игроком, умеющим рисковать. (Приверженцы старомодных постулатов назвали бы это предательством, но мы скажем: люди просто умеют вовремя сориентироваться). Увидев, что дела у непосредственного начальника Риббентропа - Адольфа Гитлера - складываются не очень, в Бухаресте без колебаний врезали в августе 44-го благодетелю, передавшему Румынии в управление аж "Одессу, жемчужину у моря", топором по голове. Венгрия, до конца сохранявшая дурацкую, шедшую из каменного века верность союзному долгу, была наказана: Трансильвания вновь перекочевала под власть Румынии. Неудачника Иона Антонеску, поставившего не на ту лошадь в 41-м, пришлось расстрелять. Чтобы показать, будто светлое будущее несовместимо с ошибками прошлого, заодно расстреляли и его брата Михая. А поскольку зловредное будущее, несмотря на развернувшуюся с 60-х годов кампанию "национального возрождения", все не наступало, в 1989 году был проведен ритуальный расстрел уже коммунистического президента - Николае Чаушеску. Чтобы как-то разнообразить сценарий, брата в этот раз решили не расстреливать. Ограничились женой...

Автора этих строк не покидает ощущение, что ликвидация супругов Чаушеску удивительно напоминает присоединение Бессарабии к Румынии в 1918 году. Такая же самозваная тусовка, то же мочилово тех, кто робко вопрошает о юридических полномочиях собравшихся душегубов. Но налицо и явный прогресс! В 1918 году румынские оккупационные власти с болью в сердце расстреляли нескольких несознательных депутатов "Сфатул Цэрий", не разделявших "святые идеалы Воссоединения". А в 1989-м за Прутом царило уже почти что вегетарианство: только двое "жертвою пали в борьбе роковой" за наполняемость продуктами магазинных прилавков, на которых не было ничего, кроме зеленого горошка. В том числе, не было мяса.

Траянов вал

Прошло еще 20 лет. Президент Румынии Траян Бэсеску учит население Республики Молдова демократии. То, что в бывшей Российской империи главу государства все-таки расстреляли на 71 год раньше, чем в Румынии, его не смущает. Ибо нет у революции начала, нет у революции сами знаете чего... Возможно, дикое убийство лидера собственной страны с женой в век космических технологий в центре Европы кажется ему нормальным.

Президент Бэсеску отказывается подписать Договор о границе с РМ, поддерживает унионистскую прессу в Молдове, советует президенту РМ посмотреть документальный фильм о судьбе Николае Чаушеску, приписывает себе заслугу в формировании в 2005 году парламентского большинства: Создается впечатление, что во главе Румынии стоит ярко выраженный политический авантюрист, проводящий политику, чреватую подрывом стабильности на юго-западе бывшего СССР.

Также нельзя отделаться от мысли, что Румыния, как и в 1918-1940 годах, проводит лишь слегка модернизированную экспансионистскую политику, направленную на создание предпосылок для включения в будущем в свой состав территорий других государств, либо некоторых государств целиком. Иначе для чего Бухарест затеял возню вокруг украинского острова Змеиный; почему не заключается договор с Молдовой о границе; почему СМИ сообщают о фактах прорумынской агитации на Буковине? Для чего румынские лидеры выступают против федерализации соседнего государства - Молдовы? Не для того ли, чтобы она досталась когда-то в будущем Румынии целиком - в границах бывшей Молдавской ССР? Поведение некоторых официальных лиц Румынии наталкивает на вывод, что, будучи принятой во многом авансом в состав Евросоюза, Румыния просто использует Европу для укрепления своих геополитических позиций с весьма далеким прицелом.

Что ж, на месте румынских политиков и дипломатов, возможно, так и надо действовать, ибо интересы своей Родины - превыше всего. Но у нас свои интересы. А потому методику Румынии применительно все к тому же Змеиному (и не только) можно перенаправить ей самой, и прямо, без доведенной до абсурда политкорректности, спросить: насколько правомерно существование унитарной Румынии в ее нынешних границах? Возможно, в наших интересах было бы ослабление современной Румынии путем ее федерализации или автономизации, когда свой политико-правовой статус получили бы Запрутская Молдова с центром в Яссах и Трансильвания с венгерским населением. При этом надо прямо заявить, что включение после 1945 года Трансильвании в состав Венгрии было чисто политическим решением, что уже сомнительно, так как не учитывало мнение самих трансильванцев. Такой поворот событий не давал бы слабой Румынии играть на молдавской сцене.

Если такой подход и покажется максималистским, то уход Траяна Бэсеску после президентских выборов со своего нынешнего поста кажется для нормализации молдавско-румынских отношений крайне необходимым. На практике решать это, конечно, избирателям Румынии.

В общем, следует помнить, что твое собственное оружие в любой миг может быть обращено против тебя самого. События 1939-1940 годов, разрушившие воздвигавшееся с 1918 года здание Великой Румынии, - яркое тому подтверждение.

Обсудить публикацию на форуме

__________

Нелепые нападки России ("Ziua", Румыния)

Тоска по Великой Румынии ("Киевский ТелеграфЪ", Украина)