Во вторник Владимир Путин должен посетить Польшу, чтобы вместе с канцлером Германии Ангелой Меркель и польскими лидерами отметить 70-ю годовщину начала Второй мировой войны. Но за этой демонстрацией единства скрываются глубокие разногласия по поводу начала войны, ее причин и последствий. Даже сегодня этот спор остается взрывоопасным, и политики не хотят уступить его историками - особенно, в Восточной Европе.

Споры идут вокруг роли Советского Союза в самом кровавом конфликте в истории человечества, и не в последнюю очередь - его ответственности в развязывании войны. Путин сделал бы немало для снятия политической напряженности в отношениях между Россией и восточными членами Европейского Союза, во главе которых - Польша, если бы сделал ряд примирительных заявлений. Никто не ожидает извинений, достаточно было бы пары слов о том, что он понимает, почему соседи Москвы не разделяют ее точку зрения на войну. Для многих поляков, прибалтов и прочих восточноевропейцев Сталин такой же злодей, как Гитлер. Литва была инициатором резолюции, принятой этим летом Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, в которой предлагается отмечать всеевропейский день памяти жертв сталинизма и нацизма. Ранее с аналогичным призывом выступил Европейский парламент.

Этот день предлагалось отмечать 23 августа, в день подписания в 1939 г. пакта Молотова-Риббентропа, по которому Берлин и Москва разделили между собой Восточную Европу за неделю до вступления гитлеровских танков в Польшу.

Голосование в ОБСЕ вызвало небывалое раздражение в Москве, которая расценила его как попытку 'уравнять' Гитлера и Сталина. Россия принялась с удвоенной силой пропагандировать собственную версию пресловутого пакта - что это был тактический ход Сталина, призванный дать время для подготовки к войне с Гитлером, поэтому он мало отличался от западных договоренностей с Германией - таких, как мюнхенские соглашения 1938 г.

Российское видение неверно. Любая попытка оправдать пакт подрывается дальнейшими беспощадными шагами Сталина: жестокой оккупацией Восточной Польши и прибалтийских государств, массовыми депортациями и расстрелами - в том числе, 25 тысяч польских офицеров. Дипломатическая тактика? Вряд ли.

За этим спором лежат фундаментальные противоречия в оценках Сталина. Согласно официальной российской версии, эксцессы диктатора искупает его роль в разгроме Гитлера. Тут речь идет о центральном понятии самовосприятия России: русские считают победу над Германией величайшим триумфом Советского Союза, который был одержан ужасной ценой. Если ставится под сомнение победа, то вместе с ней и жертва. Путинская правящая элита эксплуатирует эти чувства для укрепления своей власти и осуждает критиков сталинизма как критиков России.

Большинство восточноевропейцев считает иначе. По их мнению, Сталин не только способствовал началу войны и совершил ужасные преступления, но и позже навязал тиранию, с которой было покончено лишь в 1989 г. Последствия дают о себе знать по сей день - например, в периодических расследованиях предполагаемых фактов сотрудничества с тайными службами коммунистического режима.

Есть ли выход из этого тупика? Да, но он сложен. В Западной Европе война больше не является столь эмоциональной темой, поскольку дискуссии о таких ее спорных моментах, как мюнхенское соглашение, продолжались несколько десятилетий. Кроме того, Германия, основной противник западных союзников, провела беспрецедентное испытание совести, не в последнюю очередь на предмет Холокоста.

В отличие от них, поляки и прочие восточноевропейцы начали подобные дебаты лишь после 1989 г. На то, чтобы чтить память героев, не говоря уже о том, чтобы исследовать такие деликатные вопросы, как содействие в уничтожении евреев, просто не хватало времени. Но продвижение есть, а при свободе слова и открытых архивах оно продолжится.

Россия - другое дело. После бурных открытых дискуссий в 1990-е годы власти ограничили общественное обсуждение таких трудных вопросов, как советские военные преступления. Ужесточив контроль над политической жизнью, Путин взялся и за историю, в частности, при помощи закона, объявляющего 'фальсификацию истории' уголовным преступлением.

Ложь продолжает распространяться - так, например, один официальный историк недавно отрицал, что в 1940 г. прибалтийские государства были оккупированы, заявляя, что они добровольно вошли в состав Советского Союза.

Больше всего страдают от этой лжи не прибалты и не поляки, а сами русские. Лидеры России должны как-то найти честный способ примирения победы над Германией с темной стороной истории России в ХХ веке. Это будет непросто. Но несколько слов правды, произнесенных в Польше во вторник, стали бы началом.

С. Уэгстил - редактор восточноевропейского отдела FT

____________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме