Небольшой кораблик, напичканный компьютерами и сейсмологическим оборудованием, рыскает по заливу Сидра (это в Средиземном море, у берегов Ливии) уже год. Его задача проста: найти для British Petroleum (BP) побольше месторождений нефти.

Поиски нефти в прибрежных водах Ливии, а также в двадцати тысячах миль к западу от страны могут принести компании до пятнадцати миллиардов фунтов стерлингов. Менее двух лет назад, однако, сделка едва не сорвалась из-за споров вокруг судьбы Абд аль-Басита Али Мухаммада аль-Миграхи, сидящего в тюрьме за террористический акт в Локерби.

BP наконец-то получила "зеленый свет" спустя полтора месяца после того, как правительство Великобритании, совершив поворот на сто восемьдесят градусов, дало согласие на включение Миграхи в списки заключенных, подлежащих передаче в рамках подписанного с Ливией соглашения о предоставлении возможности отбывать наказание на родине. Министр юстиции Джек Стро (Jack Straw) сообщил об этом решении в личном письме своему шотландскому коллеге, сославшись на "расширенные переговоры" и "громадной важности интересы Великобритании".

Как сообщили на прошлой неделе источники в Великобритании и в Триполи, среди этих расширенных интересов числится и надежда BP на долю нетронутых пока запасов нефти и газа в Ливии. Ливийские официальные лица увидели в согласии Великобритании передать ей Миграхи знак готовности освободить его - и столь желанная BP сделка, наконец, стала реальностью.

На прошлой неделе BP опровергло сообщения о том, что на ход переговоров повлияли события, связанные с передачей заключенных, в частности - Миграхи. Впрочем, по сообщениям некоторых других источников, связь на самом деле присутствует. Саад Джаббар, специалист по международному праву и консультант ливийского правительства, навещавший Миграхи в шотландской тюрьме, заявил следующее:

"Никто ни в малейшей степени не сомневается, что если бы аль-Миграхи умер в шотландской тюрьме, то это имело бы очень серьезные последствия, которые негативно сказались бы на будущем британской промышленности".

Лорд Мандельсон, министр по делам бизнеса, в прошлые выходные сказал следующее:

"Представление о том, что британское правительство и ливийское правительство может сесть за стол и каким-то образом договориться о том, чтобы этому заключенному-ливийцу предоставили свободу или жизнь, ради какой-то экономической сделки... это не просто неверно, это совершенно невозможно и даже несколько оскорбительно".

Подробная переписка, рассмотренная газетой Sunday Times, подтверждает, что судьба террориста рассматривалась правительством Великобритании как ключевой фактор в отношениях с Ливией. Также из нее следует, что правительство очень хотело подлизаться к полковнику Каддафи, выразив готовность к открытости по вопросу об освобождении Миграхи.

Теперь правительству предстоит ответить еще на несколько вопросов о том, какую именно роль оно сыграло в деловых переговорах, а также о том, было ли сделано послабление Миграхи. "Теневой" министр юстиции Уильям Хейг (William Hague) призвал к полному рассекречиванию всех аспектов коммерческих переговоров по нефти с целью определить, играли ли они роль при заключении соглашения о передаче заключенных.

В 1980-х годах, после того, как у порога ливийского посольства в Лондоне была застрелена женщина-полицейский, а над Локерби прогремел взрыв, унесший жизни двухсот семидесяти человек, Ливия стала страной-изгоем. Но в последнее десятилетие Ливия разительным образом переменилась, в частности, сама избавилась от оружия массового поражения.

Тони Блэр (Tony Blair) поспособствовал дипломатической реабилитации Каддафи, предприняв две поездки в Ливию в 2004 и 2007 году. По итогам второй встречи, когда небритый Каддафи в затрапезном наряде принимал британского премьера в стоявшей посреди пустыни палатке, было объявлено, что страны пришли к соглашению о взаимопонимании и готовы заключить договоры о сотрудничестве в области административных и уголовных расследований, а также договоры об экстрадиции и передаче заключенных.

Немедленно встал вопрос: касается ли соглашение Миграхи, осужденного в 2001 году за участие в организации теракта и приговоренного к пожизненному заключению? На Даунинг-стрит категорически заявляли, что к его освобождению заключение договора точно не приведет.

"В меморандуме о взаимопонимании с ливийским правительством предусматривалось, что его случай во внимание не принимается", - заявил в то время официальный представитель министерства.

В 2007 году, как раз когда Блэр находился с визитом в Ливии, руководство BP подписало с национальной нефтяной корпорацией Ливии соглашение о разведочных работах.

"Мы рады снова видеть вас у себя в стране, и мы считаем, что это отличный шанс реализовать свои давние планы и для BP, и для Ливии", - заявил генеральный директор BP Тони Хейуорд (Tony Hayward), который и подписывал контракт в присутствии Блэра.

Соглашение о передаче заключенных, а в особенности - судьба Миграхи, были неразрывно связаны с заключенной BP сделкой. Спустя полгода после визита Блэра, когда премьером уже стал Гордон Браун (Gordon Brown), ливийцы выразили недовольство в связи с тем, что соглашение о передаче заключенных даже не начало готовиться. Контракт BP тоже ратифицирован не был.

Главной причиной задержки ратификации соглашения о передаче заключенных был Миграхи. Лорд Фолконер, бывший министром юстиции в правительстве Блэра, 22 июня 2007 года направил письмо шотландскому правительству, в котором заявлял, что "никакое соглашение о передаче заключенных с Ливией не может касаться аль-Миграхи". Стро, которого Браун назначил министром юстиции, в отправленном месяцем позже аналогичном письме изложил аналогичную позицию - вопрос об освобождении Миграхи не рассматривать.

Ливийская сторона пришла в ярость. Контракт с BP, предусматривавший выделение 545 миллионов фунтов стерлингов на одни только разведочные работы, был козырным тузом в руках ливийцев.

"Никто не сомневался в том, что Ливии нужен контракт с BP, да и в BP все были уверены, что сделка пройдет", - заявил сэр Ричард Долтон (Richard Dalton), бывший британский посол в Ливии и директор британско-ливийского коммерческого совета. - "Но то, когда именно реальными властями будут выделены реальные деньги, зависело от политической ситуации".

Ливийская сторона настаивала на том, чтобы судьба Миграхи также определялась соглашением о передаче заключенных. Правительство дрогнуло, и Стро был вынужден повернуть на сто восемьдесят градусов.

"Я не сумел обеспечить ясно сформулированное исключение", - написал он в письме своему шотландскому коллеге Кенни Макаскиллу (Kenny McAskill).

"Расширенные переговоры с ливийской стороной достигли критической стадии, и в виду громадной важности интересов Великобритании я согласился в данном случае, что [соглашение о передаче заключенных] должно иметь стандартную форму и в нем не должны называться никакие конкретные имена".

Спустя полтора месяца представители BP объявили, что контракт ратифицирован.

Переговоры по освобождению Миграхи вел сын Каддафи Саиф. Параллельно с этим он заводил контакты с влиятельными людьми и финансистами из России, Америки и Великобритании с целью улучшить реноме своей страны и завязать новые экономические связи.

Brown Lloyd James - пиар-агентство с представительствами в Лондоне и Нью-Йорке - открыло вдобавок к этому еще и офис в Триполи. Сообщается, что его сотрудники работают над размещением текстов авторства Каддафи в американской прессе. На прошлой неделе компания отказалась прокомментировать эти сообщения.

Один из основателей фирмы - Питер Браун (Peter Brown), старый приятель Мандельсона. Министр по делам торговли, живший вместе с Брауном на острове Сент-Бартс в Карибском море, заявил в минувшие выходные, что не помнит, чтобы обсуждал ливийский вопрос с кем-либо из Brown Lloyd James.

Видимо, все те богатые и влиятельные лица, с которыми подружится Саиф Каддафи, также окажутся знакомыми Мандельсона. Среди их общих знакомых - лорд Ротшильд, его сын Нат и российский миллиардер Олег Дерипаска, чья фирма "Русал" имеет деловые интересы в Ливии.

Для Дерипаски и Ната Ротшильда (Nat Rotschild) Саиф Каддафи - это незаменимый партнер по бизнесу. Саиф пригласил их на празднование своего тридцатисемилетия в Черногорию, где у него собственная пристань (а оба гостя сделали в это предприятие инвестиции).

В Триполи несколько смущены тем, что британские министры не обсуждают то, какие возможности для экономического сотрудничества откроются перед ними, если отношения станут еще более добросердечными.

"Великобритания может и дальше проводить свою абсурдную политику [взаимных упреков], но может и извлечь экономическую выгоду из той доброй воли, которую проявляют в ее адрес".

Миграхи заявил, что общественность должна сконцентрировать свое внимание на поиске исполнителей теракта в Локерби. Во вчерашнем интервью Миграхи, отстаивающий свою невиновность, заявил:

"Все мы хотим знать правду. Я высказываюсь в поддержку открытого расследования".

__________________________________________________________--

Эпоха тирана-знаменитости ("Forbes", США)

Абдельбасета Али аль-Меграхи встречают на родине как героя ("The Times", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме