Семьдесят лет тому назад гитлеровские армии потекли через западную границу Польши, ввергнув Европу в шестилетний катаклизм, известный под названием Второй мировой войны.

В эти годы в концентрационных лагерях практически полностью были истреблены европейские евреи. Эти лагеря вошли в историю как места невообразимых страданий. Действительно, масштабы мученичества евреев во время войны не имеют себе равных, ибо почти 80 процентов из 7 миллионов живших в Европе евреев к 1945 году были истреблены.

Но из числа государств, попавших в горнило войны, нет ни одного, пострадавшего столь сильно, как Польша. Ее территория была захвачена и поделена, ее народ оказался в рабстве, а столица разрушена до основания. Это горькая годовщина для Польши. И весьма неудобная для одного из лидеров бывших союзных держав, потому что нападение на Польшу было осуществлено как с запада, так и с востока. Нацистская Германия и Советская Россия договорились поделить между собой польские трофеи в августе 1939 года в рамках пакта Молотова-Риббентропа.

Поляки помнят российское наступление, которое было осуществлено в соответствии с условиями договора и почти с такой же жестокостью, как и немецкое вторжение. В конце концов, именно Советы, а не немцы осуществляли массовые расстрелы тысяч польских офицеров в лесу под Катынью, хотя на протяжении десятилетий они нагло отрицали эти зверства.

Вызывая возмущение у поляков, а также у других жертв нацистско-советского пакта, что Россия так и не признала свою причастность к кровавому расчленению Восточной Европы, если не считать весьма уклончивых заявлений. Поэтому сегодня в Гданьске многие взгляды будут устремлены на российского премьер-министра Владимира Путина, многие будут внимательно следить за его поведением. Боясь вызвать враждебную публичную реакцию со стороны польских хозяев, он перед вылетом из Москвы произнес несколько примирительных слов. Но его заявления были неутешительно уклончивыми и неясными. Он открыто признал, что понимает уязвленные чувства Польши, но в то же время выступил в защиту нацистско-советского пакта, как достойного похвалы.

Под личиной такой бравады российские лидеры, конечно же, ощущают, если не стыд, то определенное неудобство из-за своей причастности к уничтожению Польши. По этой причине они отказываются признать 1 сентября в качестве имеющей огромное значение даты, не говоря уже о том, чтобы отметить ее как годовщину начала войны. Просто эта дата расположена неудобно близко к 23 августу 1939 года, когда Молотов и Риббентроп подписали свой печально известный пакт. На самом деле, русские вначале вообще склонялись к тому, чтобы не присутствовать на сегодняшней церемонии в Гданьске. Однако потом передумали, поскольку их отсутствие лишь привлекло бы внимание к дискуссии о роли Москвы в польской катастрофе.

Хорошо, что премьер-министр Путин передумал и присоединился в Гданьске к остальным мировым лидерам, в том числе, к премьер-министру Израиля Беньямину Нетаньяху (Benjamin Netanyahu). В конце концов, никто не отрицает, что без России победить в той войне было бы невозможно; никто не ставит под сомнение масштабы горестей и страданий этой страны после того, как Гитлер обманул своего кремлевского союзника.

В действительности, большую жалость вызывает то, что нынешние обитатели Кремля по-прежнему пытаются прославлять чудовищную агрессию Сталина против своих соседей в 1939 году, одновременно с этим - и совершенно справедливо - превознося военную доблесть и героизм простых людей в бывшем СССР. Можно предположить, что когда-то Россия примирится с тем, что в ее истории все же была черная страница. Но судя по словам Путина, 70 лет спустя после той войны этого пока не произошло.

Новые ИноСМИ

__________________________________________________________

Вина двух диктаторов ("Польское радио для заграницы", Польша)

Путин едет в Польшу на годовщину войны, но извиниться ему очень трудно ("The Times", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме