Как часто бывает, сценарий писали победители. Впрочем, как показала первая из многочисленных семидесятых годовщин начала Второй мировой войны, иногда им помогают побежденные. А поляки в последние дни требовали от России больше, чем от Германии, так как Германия никогда не пыталась отказаться от ответственности за страдания поляков. Главное (но не единственное), что их волновало - это учиненная русскими резня польских офицеров в Катыни.

Впрочем, это не означает, что в отношениях Польши с Германией наблюдается хоть какое-то дружелюбие или даже расслабленность, будь то на человеческом уровне или межгосударственном. Есть в этих отношениях и острота, и огромная исколотая страданиями (по большей части, правда, не собственными, а унаследованными) память. В Британии тоже это есть, просто мы не настолько готовы сами в этом признаться.

Британо-немецкие отношения давно стали "нормальными". При необходимости мы сотрудничаем, соблюдаем все формальности. А вот роднит нас с Польшей нечто другое: зафиксированная на уровне рефлекса тенденция к акцентированию негативного, а также характерная для победителей презумпция собственного превосходства. Такое впечатление, что вот уже много десятилетий на каждом нашем комментарии о Германии, будь он на политическую, экономическую или социальную тему, можно увидеть на просвет водяной знак в виде свастики.

Может быть, именно из-за этого в Британии почти ничего не слышно о предстоящих в Германии 27 сентября выборах, причем с тех самых пор, как началась подготовка? Может, мы слишком заняты подготовкой к годовщине собственного звездного часа? Есть две Германии: та, что соответствует нашим представлениям о ней, и та, что не соответствует; естественно, нам больше нравится первая, потому что мы сами лучше смотримся на ее фоне. Но из-за этого, к сожалению, искажается реальный образ Германии в двадцать первом веке.

Казалось бы, прошло уже много времени, и негативные ощущения должны были уже схлынуть - равно как и проистекающие из них бесчисленные предрассудки. Если бы! Рассмотрим, например, события последних четырех лет - когда пост канцлера Германии занимала Ангела Меркель (Angela Merkel).

Выборы 2005 года закончились, можно сказать, вничью. Меркель, как глава победившей партии, должны была сформировать правительство. Разумеется, по нашу сторону Ла-Манша немедленно решили, что она не справится. Потом решили, что если и справится, то коалиция сразу рухнет. Потом решили, что если она по ошибке вступила в "большую коалицию" с социалистами, то это кончится для Германии "плохо". Так и хочется сказать: да неужели?

Теперь, в преддверии новых выборов, проблемы начались не у Меркель, а у ее партнеров-социалистов. Социалисты потеряли силу: ее забрала партия "Линке" (говорящее название - "левые"), находящаяся левее на политическом спектре и не испортившая себе репутацию нахождением у власти. Меркель показала недюжинные способности к нахождению компромисса и формированию общественного мнения страны. Что же касается прогнозов, что правление коалиции для Германии "плохо кончится" - взгляните на факты.

Германия, как и Франция, пострадала от мирового финансового кризиса намного меньше, чем Великобритания, и не только потому, что у нее менее развит финансовый сектор, а потому, что в стране распространено более здоровое отношение к кредиту. Теперь столпы "новой Европы" выводят континент из рецессии и показывают намного лучший результат, чем Великобритания, - а ведь мы-то были уверены, что лучше подготовлены к периоду спада.

Еврозона не развалилась (позор вам, пророки!). Хуже того, евро держится на очень приличном уровне - намного лучше, чем фунт. Евро прикрывает собой едва живую экономику стран Восточной и Центральной Европы (которые, между прочим, были построены на песке по нашему, англосаксонскому образцу).

А английский экономический истеблишмент продолжает ругать немцев: за зависимость от экспорта, за их систему утилизации автомобилей (крайне удачную и скопированную нами!), за отсутствие нацеленности на быстрый рост, за отсутствие стимулирования внутреннего спроса, а теперь еще и за то, что они не учатся на своих ошибках. Простите, а на каких ошибках?

За истекшие четыре года акции Меркель резко взлетели ввысь, причем не только в Германии, но и во всей Европе и за ее пределами. Меркель имеет репутацию скромного, делового политика, чей лишенный показного лоска стиль по сей день выдает в ней эффективного работника. Но как часто ее (а не блистательного Барака Обаму (Barack Obama)) ставят в пример как образцового политика? И как часто мы слышим упоминания о плюсах (а не о минусах) немецкой модели? Можно подумать, что у нас в Великобритании никто просто не может смириться с этим.

Меркель вполне заслужила прощение за то, что готовилась к годовщине с крепко стиснутыми зубами. Родом она из Восточной Германии, а значит, выросла в стране, бывшей образцом понесенного немцами наказания, - теперь для политика это преимущество. Но ей все равно нелегко в ее роли сегодняшнего лидера страны, разгромленной вчера, такого необходимого свидетельства так и не свершившегося до конца примирения в Европе. Именно поэтому даже сейчас, в преддверии выборов, Меркель должна соблюдать предельную осторожность, говоря об успехах Германии. А наш - чисто британский - резон недооценивать эти успехи имеет под собой куда менее благородную основу.

Новые ИноСМИ

___________________________________________________________--

Виртуальный соперник Ангелы Меркель вышел на большой экран ("Deutsche Welle", Германия)

Ангела Меркель: Чтобы разрешить глобальные проблемы, необходимо сотрудничество Европы и Америки ("The Independent", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме