Недавно смотрел я фильм "Охотник на оленей" и вспомнил, почему так много лет не мог смотреть фильмы про Вьетнам.

Все, что было, обрушилось на меня одним махом: трагедия, невинные жертвы, потери. Слишком часто мы в Вашингтоне рассматриваем внешнюю политику как какую-то абстракцию, едва понимая, на что мы обрекаем страну: все сложности и все последствия наших предприятий. Начать войну легко, закончить ее - трудно. Вьетнам длился больше десятилетия. Скоро девять лет, как длится Афганистан. В Ираке мы уже почти семь лет.

В 1997 году, когда я пришел в Сенат, устройство мира определяли силы, неподвластные и непонятные ни одной из стран. Развал Советского Союза и историческое рассеивание экономического и геополитического могущества стали причиной преображения картины взаимовлияний и появления новых глобальных сил - а вместе с ними и новых опасностей. События 11 сентября 2001 года были шоком, вернувшим Америке чувство реальности. Комиссия по расследованию этих событий выяснила, что теракт был в не меньшей степени провалом нашей разведки и наших служб безопасности, чем успехом террористов. Ответная реакция США, начало двух войн, стала реакцией 20-го века на события 21-го. Эти войны обошлись уже в 5100 жизней американцев, ранено более 35 тысяч человек, потрачен триллион долларов, и каждый месяц из наших запасов утекает еще несколько миллиардов. Мы забыли уроки Вьетнама и всю предшествующую историю.

Сейчас ни одна страна не имеет достаточно сил, чтобы навязывать другим странам свою волю или же свои ценности. И теперь, когда новый миропорядок приобретает свои очертания, Америка должна занять ведущее положение, построив коалиции, основанные на общности интересов, - как мы и поступили после Второй мировой войны. Далее, такие международные организации, как Организация объединенных наций, НАТО, Всемирный банк, Международный валютный фонд и ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле, ныне замененное Всемирной торговой организацией), хотя и имели определенные недостатки, но смогли установить границы поведения и ожиданий для индивидуумов и для государств, что позволило миру избежать третьей мировой войны и постепенно, в течение второй половины двадцатого столетия, улучшило жизненные условия для всех людей мира.

Сейчас величайшие угрозы для нас исходят из тех регионов мира, которые не получили достаточного внимания после окончания Второй мировой войны. Чтобы справиться с этими угрозами, потребуется выработать внешнеполитический курс, основанный на активной дипломатической работе, но не на умиротворении. Нам нужна ясная стратегия, которая принимала бы во внимание взаимосвязанность и общие интересы всех стран. Каждая значительная угроза, встающая перед США, будь то экономическая угроза, терроризм, распространение оружия массового поражения, пандемии, разрушение окружающей среды, нехватка энергии, воды или продовольствия, так же встает перед нашими друзьями и врагами. Соответственно, нельзя рассматривать деятельность США в Ираке как вопрос "победы" или "поражения". Ирак и Афганистан - это не игра, где можно выиграть или проиграть. Выиграть - что? Мы можем помочь им выиграть время, помочь им в развитии, но мы не можем взять под контроль их судьбу. Слишком много действует в этом регионе культурных, этнических и конфессиональных факторов, чтобы какое-либо государство могло надеяться взять происходящее под свой контроль. Например, будущее Афганистана напрямую связано с Пакистаном и с тем, что происходит в горах, протянувшихся вдоль границы между этими двумя странами. Процесс примирения политических сил в этом регионе определит исход событий.

Когда большие армии увязают в регионах с исторически сложившейся сложной и опасной ситуацией, дело заканчивается катастрофой. Во Вьетнам мы отправляли все больше и больше солдат, все больше и больше помощи, все больше и больше денег, но все это попадало в руки коррумпированного вьетнамского правительства, а наше собственное правительство между тем продолжало обманывать американский народ и само себя. Войны, которые мы ведем сейчас, значительно отличаются от вьетнамской. Но администрация Обамы, Конгресс и Пентагон должны понять происходящее правильно, потому что их действия будут определять мироустройство на протяжении жизни следующего поколения. Мы больше не можем ограничиваться узким подходом при взаимодействии с такими странами, как Китай, Россия, Индия, Бразилия, Турция или Южная Корея. Соединенным Штатам все эти страны нужны, как и многие другие, для устранения самых опасных проблем, и не по отдельности, а все вместе. Со времен Второй мировой войны наши отношения с этими странами стали более взвешенными - и сами они тоже повзрослели. Сейчас вряд ли кто-то надеется, что взвешенную резолюцию по Ирану можно принять без участия России; вот поэтому, в частности, мы и работаем в составе "двадцатки", а не "восьмерки", как раньше. Сейчас даже наиболее экономически развитые страны мира не могут решать свои проблемы в одиночку.

Сотрудничество на глобальном уровне не означает отказ от суверенитета, а также от своих стандартов и ценностей. Обеспечение эффективного сетевого взаимодействия разведывательных служб, укрепление альянсов, дипломатическое сотрудничество,

торговля и развитие могут стать важнейшим и надежнейшим фактором обустройства стабильного, безопасного миропорядка. В мире действительно есть люди и организации, намеренные уничтожить Америку, и для обороны от этих угроз нам нужна эффективная, гибкая и сильная армия. Как, когда и где применять силу - эти вопросы так же важны, как и вопрос о том, применять ли ее вообще. Ведь опираться на силу как на краеугольный камень глобальной стратегии (а именно так мы поступали в последние годы) - это невыгодно и в экономическом, и в стратегическом, и в политическом смысле. Более того, это ведет к трагедиям, которых можно было избежать, - в особенности для мужчин и женщин, служащих нашей родине, и для их родных и близких.

Стоит ли наша политика тех жертв, которые приносят эти американцы? Именно этим вопросом всегда в первую очередь должны задаваться наши власти. Угроза Америке исходит далеко не только из Афганистана. Подумайте, например, о Йемене и Сомали. Готовы ли мы послать войска в эти страны? Сомневаюсь, чтобы можно было всерьез рассматривать возможность воевать в Пакистане, а ведь на его громадной приграничной территории, населенной племенами, скрываются сегодня наши злейшие враги. Мы должны немедленно пересмотреть свои взгляды, вести себя более мудро, предпринимать более продуманные, осмысленные действия. Президент и его команда экспертов по национальной безопасности должны переслушать записи разговоров о Вьетнаме, которые президент Линдон Джонсон (Lyndon B. Johnson) вел с сенатором Ричардом Расселлом (Richard Russell). Это особенно касается разговора, во время которого президент сказал Расселлу, что победить Вьетнам нельзя, но вывести войска и стать первым президентом, проигравшим войну, тоже не хочется. Вскоре президенту Обаме придется принимать трудные решения, которые будут иметь далеко идущие исторические последствия.

Автор статьи ранее был сенатором-республиканцем от штата Небраска

Новые ИноСМИ

Обсудить публикацию на форуме

__________________________________________________________

Слова и дела ("The Washington Times", США)

Внешняя политика Обамы: конец начала ("Stratfor", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.