На этой неделе дипломаты из Китая, Франции, Германии, России, Британии и США, или из так называемой "группы шести", проведут встречу, на которой обсудят новые шаги по недопущению создания Ираном ядерного оружия. Госсекретарь США Хиллари Клинтон просигнализировала о той важной роли, которую в этих усилиях может сыграть Россия, проведя по данной проблеме предварительные консультации со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Несмотря на усилия США и Западной Европы, серьезные дискуссии на тему новых санкций потерпели провал, когда Иран заявил о наличии у него нового предложения, которое он, однако, не представил.

США в своих подходах к иранской ядерной программе давно уже исходят из того, что ключевым моментом в поиске решений проблемы является российское влияние на Иран. Будучи основным поставщиком ядерных технологий и техники для Ирана, а также являясь одним из ведущих партнеров этой страны в области торговли, Москва, по всей видимости, должна обладать мощными рычагами воздействия на Тегеран. Но не исключено, что Соединенные Штаты строят свою политику на иллюзиях, поскольку русские могут вести двойную игру.

При неохотной поддержке со стороны русских Совет Безопасности ООН три раза принимал санкции против Ирана, нацеленные на то, чтобы остановить его программу обогащения урана, которая, по словам Тегерана, осуществляется в мирных целях, но может использоваться и для создания делящегося вещества, применяемого в ядерном оружии. Однако этими санкциями остановить иранскую программу обогащения не удалось. Не похоже на то, что Тегеран сделает это в ближайшем будущем. Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) в феврале сообщило о том, что Иран произвел достаточно низкообогащенного урана, чтобы создать ядерный боезаряд. Ему остается только предпринять дополнительные шаги по его дальнейшему обогащению. Тем временем, центрифуги в Натанзе продолжают крутиться, а Иран так и не убедил МАГАТЭ в исключительно мирном характере своих намерений.

Хотя Москва делает правильные заявления по поводу иранской ядерной программы с тех пор, как в 2002 году впервые было обнаружено, что Тегеран тайно проводит работы по обогащению урана. Тем не менее Россия последовательно препятствует эффективному противодействию в данном направлении. Проблема заключается не в том, что русские сомневаются в ядерном потенциале Ирана. В 2005 году один российский дипломат говорил мне, что по сравнению с иранцами инженеры-ядерщики из Северной Кореи (которая с того времени провела два ядерных испытания) просто "дети". Он предупреждал, что российские оценки относительно сроков обретения Ираном ядерного оружия более пессимистичны, чем те, что появляются в американских средствах массовой информации. Однако есть определенные причины, по которым Россия заинтересована в сохранении данной проблемы, и Москва не хочет, чтобы она была решена в ближайшее время.

Во-первых, Россия извлекает экономические выгоды из иранского кризиса. Она является не только ведущим ядерным поставщиком для Ирана, но и главным продавцом вооружений для этой страны. А спрос на такие вооружения по мере роста напряженности увеличивается. В 2007 году Иран закупил в России оборонительные системы вооружений на 1 миллиард долларов, а сейчас пытается получить у нее более современные и передовые перехватчики, возможно, для защиты своих ядерных объектов. Что более важно, даже незначительная возможность военных действий против Ирана с вытекающими отсюда последствиями, включая нападения на идущие через Ормузский пролив нефтяные танкеры, приведет к резкому повышению цен на нефть. А это для Москвы очень важно. На пике цен на энергоресурсы на долю нефти и газа приходилось почти две трети российских экспортных доходов.

Во-вторых, из-за этой проблемы Москва остается за главным переговорным столом в международных отношениях. Влияние Москвы на Ближнем Востоке в последние десятилетия снизилось, поскольку фортуна отвернулась от нее в Ливии, Египте, Сирии и Ираке. Относительно неплохие отношения с Тегераном дают Москве небольшую зацепку и возможность влиять на события в этом стратегически важном регионе мира. Благодаря членству в "группе шести", Россия обретает значительное влияние в важном вопросе.

В-третьих, иранская ядерная проблема создает для России рычаги воздействия на Соединенные Штаты. Вашингтон уже заявил о том, что этот вопрос для него жизненно важен. Тем лучше для Москвы, которая может требовать вознаграждение за свою готовность сотрудничать. Россия добилась от администрации Джорджа Буша заключения соглашения о сотрудничестве в области "мирного атома", которое она хотела подписать уже давно (и которое притормозил Конгресс из-за российского вторжения в Грузию). Она также намерена добиться уступок от администрации Барака Обамы в области противоракетной обороны и контроля вооружений. У Кремля может возникнуть желание продлить такие удачные обстоятельства, чтобы выбить из США новые бонусы.

И наконец, не следует сбрасывать со счетов и стремление делать все назло. Москва по-прежнему испытывает жгучую обиду в связи с окончанием "холодной войны" и попаданием США в разряд "гипердержавы". Неудачи Соединенных Штатов в Ираке и Афганистане притупили эту боль, но полностью снять ее не смогли. Об этом свидетельствует острая реакция на недавние замечания вице-президента Джозефа Байдена об ослаблении международных позиций России. Если Соединенные Штаты потерпят неудачу с Ираном, это может быть на руку Москве.

Американские переговорщики могут еще уговорить "группу шести" пойти на более эффективные действия против Ирана. Но для этого им не следует исходить из того, что интересы России в данном вопросе совпадают с их собственными. Чтобы убедить Москву занять более конструктивную позицию, потребуется жесткий торг, а не только призывы к здравому смыслу. Москва должна понять, что отсутствие эффективных международных действий по иранской ядерной программе приведет к тому, что политика в других областях будет развиваться в весьма невыгодном для России направлении. Укрепится единство НАТО. Более настоятельной станет потребность в развертывании системы противоракетной обороны. И что самое важное, страны Европы и Ближнего Востока вновь будут вынуждены обратиться к Соединенным Штатам Америки в поиска защиты и лидерства. Короче говоря, Россию необходимо убедить, что двойная дипломатическая игра из-за Ирана не стоит свеч.

Уильям Тоби - старший научный сотрудник Белферского центра по науке и международным делам (Belfer Center for Science and International Affairs) при Школе управления имени Дж. Ф. Кеннеди в Гарвардском университете. В прошлом он заместитель главы Национального управления ядерной безопасности по вопросам нераспространения ядерного оружия.

___________________________________________________________

Многие высказываются в поддержку введения новых санкций против Ирана ("The Financial Times", Великобритания)

Захваченное пиратами судно перевозило российское оружие в Иран ("The Times", Великобритания)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.