Чтобы понять, что происходит в Италии, нужно представить себе французского политика, который не только был бы собственником телеканалов TF1, France 2 и M6, но мог бы назначить своих людей на руководящие посты а Radio France и всех остальных общественных СМИ. И еще так, по мелочи: владел бы издательством Hachette, еженедельником Le Point и газетой Le Figaro, не считая личного состояния, которое, по оценкам Forbes составляет 6,5 миллиардов долларов. Это кажется невероятным? В Париже - может быть, но не в Риме.

 

Надеюсь, читатели простят меня за то, что я снова попрошу их напрячь воображение: надо также смириться с тем, что вышеописанный миллиардер был избран главой страны и, уже будучи президентом, стал организовывать мощные пропагандистские кампании против оппозиционной прессы, убрал из телеэфира всех несогласных (даже актеров), а до кучи еще и начал клеветническую кампанию против главного редактора католической газеты с целью заставить его уйти в отставку.

 

Если вам кажется, что все это похоже на плохой сценарий, отвергнутый продюсерами из-за неправдоподобности, то только потому, что итальянская реальность давно перешагнула границы разумного. Совсем недавно главный редактор газеты La Repubblica Эцио Мауро (Ezio Mauro) написал в своей колонке о том, что Берлускони выиграл очередную битву в войне со свободной прессой.

 

3 сентября ушел в отставку главный редактор газеты Конференции католических епископов Avvenire Дино Боффо (Dino Boffo) - в результате нападок принадлежащей семье Берлускони газеты Il Giornale. Кардинал Баньяско (Bagnasco) назвал эту кампанию отвратительной. Сегодня главный редактор La Repubblica Мауро написал, что 'самый богатый и влиятельный человек Италии решил окончательно разделаться с газетами, которые критикуют власть', - и это правда.

 

Совершенно очевидно, что режим Берлускони все больше и больше становится похож на 'путинскую демократию': выборы проходят регулярно, но они не могут быть честными из-за того, что все куплено, а прессу строго контролирует власть. И нет ничего удивительного в том, что после истечения мандата Джорджа Буша у Берлускони осталось только два близких друга: Путин и Каддафи.

 

Разумеется, ему близки лидеры, которые не обременены 'формальностями', а их решения исполняют без 'проволочек'. Российский премьер-министр (бывший президент) часто отдыхает с семьей на виллах президента Италии.

 

За клоунадой, которую Берлускони устраивает на международных встречах, скрывается совсем не веселая реальность. Он дебютировал в политике в 1994 и стал сколачивать медиаимперию. И мы слишком быстро забыли, что в 1991 году Берлускони стал собственником самого большого издательства Италии - Mondadori - в результате подкупа судьи, организованного его адвокатом Превити (Previti), который, в свою очередь, был осужден по этому делу за коррупцию (приговор был подтвержден Кассационным судом в 2007 году).

 

На момент политического дебюта Берлускони был собственником всех частных общенациональных каналов, - во Франции такое вообще невозможно. По этим каналам показывали не только развлекательные передачи, рекламу и старые американские фильмы, - новости телеканалов Canale 5, Italia 1 и Rete 4 стали орудием пропаганды его партии "Вперед, Италия" (Forza Italia) ныне переименованная в 'Народ свободы' (Il Popolo della Libertà). Ежедневные газеты Il Giornale, Il Foglio, Libero, и еженедельник Panorama без устали критикуют не только лидеров оппозиции, но и вообще всех, кто выражает несогласие: интеллигенцию, Церковь, Европейскую комиссию.

 

После очередной победы на выборах он обязал публичный телеканал RAI сменить директоров новостных программ, - теперь они у него под каблуком. Только новости на третьем канале до сих пор сумели сохранить левизну, хотя в августе этого года, канал тоже взяли на мушку.

 

Адвокаты Берлускони (они не раз избирались в парламент, и их даже назначали министрами) вот уже 15 лет отстаивают интересы своего патрона во всех судах Италии: раньше его защищали от судебных исков против его действий, а теперь затыкают рот оппозиции.

 

Сейчас они подали иски против основанной в 1924 году Антонио Грамши (Antonio Gramsci) газеты L'Unita и независимой левоцентристской газеты La Repubblica. Последняя с 14 мая ежедневно задает Берлускони десять вопросов о его поведении, которое оказалось в центре внимания мировой прессы (не каждый день случается услышать запись голоса действующего президента, который говорит девушке по вызову: 'Жди меня в большой путинской кровати').

 

Но недостаточная солидарность с газетами L'Unita и La Repubblica со стороны других крупных газет показывает, что стратегия работает: остальная пресса почти не освещает это дело.

 

Берлускони стал преследовать в суде и иностранные издания, которые писали о его выходках. Первой ласточкой стал французский еженедельник Le Nouvel Observateur, за ним последовала испанская газета El Pais и несколько английских изданий.

 

В этом проявляется мания величия: с трудом можно представить себе, чтобы французский или английский сукдья вынесли решение не в пользу журналиста, который задавал вопросы политику. Во Франции, как мы знаем, статья об оскорблении величества была упразднена еще в 1832 году. Но клоунская маска, которую он надевает на каждой международной встрече, скрывает жестокую борьбу за власть.

 

Цель судебных тяжб с газетами - вовсе не получить от них указанные в исках суммы, стратегия заключается в запугивании других независимых газет перспективой судебных разбирательств, которые могут длиться годами, как это было в случае с Уильямом Вестморлендом (William Westmoreland) и телеканалом CBS. Дело началось с того, что в 1982 гду на экран вышел документальный фильм о вьетнамской войне, а закончилось только в 2001 году, когда генерал пошел на уступки. Гражданские дела в Италии рассматриваются приблизительно также быстро.

 

Но этой весной Берлускони пошел еще дальше: он попросил собравшихся на конгресс итальянских предпринимателей не размещать рекламу в La Repubblica, поскольку издание осмелилось его критиковать. Первые на Западе политик пытается влиять на рынок рекламы, чтобы задушить недружественную газету. Впрочем, это, конечно, еще не путинская система, при которой от неудобных журналистов просто избавляются.

 

Автор декларации независимости Соединенных Штатов Томас Джефферсон любил повторять, что 'Франция - вторая родина каждого человека'. И может быть, настало время начать дискуссию во французской прессе и найти ответ на простой вопрос: может ли Европа Жана Моне (Jean Monnet, один из отцов-основателей Европейского Союза, его называют 'Отцом Европы', - прим. ред.), Робера Шумана (Robert Schuman, французский и европейский политик, - прим.ред.) и Альтьеро Спинелли (Altiero Spinelli, итальянский политический деятель, идеолог европейского федерализма, - прим. ред.) терпеть надругательство над демократией в одной из стран-основательниц Союза?

 

Фабрицио Тонелло (Fabrizio Tonello) - политолог, профессор Университета Падуи, автор книги 'Американский национализм' (Il nazionalismo américano)

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.