Пропустить поворот на Редзиково, крошечное польское поселение, расположенное недалеко от прибрежного города Слупска, легко. Так, за большими деревьями, располагается то, что в свое время было важной авиабазой, существовавшей до роспуска Варшавского договора в 1991 году. Сегодня здания авиабазы разваливаются. Военная взлетная полоса больше не используется, а модернизация польских вооруженных сил нанесла тяжелый урон местному гражданскому населению, потерявшему работу.

Так что неудивительно, что, когда в прошлом году Соединенные Штаты включили Редзиково в список предполагаемых участков для расположения ракет-перехватчиков, являющихся частью противоракетного щита в Польше, возникла надежда на то, что авиабаза и местная экономика оживут - а безопасность Польши будет гарантирована американскими военными, размещенными в стране на постоянной основе. Польша просила о подобном размещении войск США с момента присоединения к НАТО в 1999 году.

Таковы были планы, предложенные администрацией Джорджа У. Буша, который установил необычайно близкие отношения с поляками, чехами, балтийскими государствами и румынами. Среди европейцев они стали его самым преданными сторонниками.

Но теперь, когда в Белом доме сидит Барак Обама, развертывание противоракетного щита в Восточной Европе более не является данностью, в то время как эксперты по обороне подвергают сомнению его стоимость, эффективность и даже расположение. В результате, уверенность, которую жители восточноевропейских стран испытывали во времена Буша, уступила место ощущению того, что их предали - но, возможно, и более реалистичному подходу.

Во время правления администрации Буша, страны Восточной Европы поддерживали войну, которую США вели против терроризма. Они оказались по разные стороны баррикад со многими другими странами ЕС, поддержав вторжение в Ирак и послав туда свои войска. Они сквозь пальцы смотрели на выдачу людей США и на центры допроса в своих странах (хотя были и западноевропейские страны, где происходило то же самое).

'Восточноевропейские страны рисковали ради Америки во время войны в Ираке и Афганистане, - говорит Рон Асмус (Ron Asmus), директор брюссельского офиса Фонда Маршалла. - Теперь они чувствуют, что проиграли'.

И в самом деле, похоже, что особые отношения Вашингтона с Восточной Европой закончились. Колебания г-на Обамы по поводу того, кого послать в Польшу для участия в торжественных мероприятиях, посвященных 70-летней годовщине начала Второй мировой войны, подтверждают это.

Для администрации гораздо важнее ее цель 'перезагрузки' отношений с Россией, которая требуется после долгих лет пренебрежения со стороны г-на Буша. Для Вашингтона Россия, чья поддержка требуется по таким вопросам, как Иран, распространение ядерного оружия и Ближний Восток, затмевает важность любой восточноевропейской страны.

'У администрации Обамы другие приоритеты. Она концентрирует свое внимание на мировых проблемах, - говорит Стивен Флэнаган (Stephen Flanagan), старший вице-президент Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне. - Может быть, им кажется, что теперь, когда страны Восточной и Центральной Европы являются членами Европейского Союза и НАТО, проблемы этих стран решены, и что Европе пришло время по-настоящему объединиться'.

Если это действительно так, подобная точка зрения может аукнуться в том, что касается способности администрации повлиять на ЕС.

Одним из навыков команды Буша было умение стравливать европейцев друг с другом. Белый дом Буша льстил странам Восточной Европы, устраивая визиты высокопоставленных лиц. Администрация поддерживала заявки Грузии и Украины на членство в НАТО, в поддержку которого постоянно выступали Польша и другие восточноевропейские страны. В отношениях с Западной Европой Вашингтон принимал с почетом Тони Блэра, бывшего премьер-министра Великобритании, поддержавшего войну в Ираке, но пренебрежительно относился к Герхарду Шредеру, бывшему канцлеру Германии, выступавшему против войны.

Г-н Буш занял жесткую позицию по поводу того, что Россия использовала энергоресурсы как политический инструмент против Восточной Европы, зависящей от Москвы в том, что касается поставок нефти и газа. Плюс ко всему существовал вопрос противоракетного щита. 'Для политических элит в Польше или Чехии противоракетный щит был нужен не для того, чтобы защитить Европу от Ирана. Он был нужен, чтобы получить защиту от России. Он также означал усиление их статуса в Европе', - говорит Никола Гынек (Nikola Hynek), эксперт по безопасности пражского Института международных отношений.

Политика Буша озлобила некоторые западноевропейские государства, особенно Германию, но стимулировала восточноевропейскую поддержку планов США. Поляки и литовцы почувствовали себя достаточно уверено, чтобы выступать на саммитах ЕС, и даже наложили вето на решения о начале новых торговых и партнерских переговоров с Россией.

Администрация Буша приветствовала эти разногласия. С разделенной Европой было гораздо проще иметь дело, чем, если бы она была объединенной и сильной. Это означало, что Соединенные Штаты могли выбирать союзников для своих коалиций и развивать двусторонние отношения со своими европейскими союзниками там, где им это казалось нужным.

Но с приходом к власти администрации Обамы, эта политика поменялась. Г-н Обама сосредотачивает свое внимание на Афганистане, а не на Ираке. И так как он не может полагаться на то, что европейцы предоставят новые войска для Афганистана, нет никакого смысла тратить свое время на особое обращение с Восточной Европой или, если уж на то пошло, на разделение союзников.

'Между европейцами и США существует разобщенность, - говорит г-н Флэнаган. - Администрация США сфокусирована на мировых проблемах. Она не евроцентрична. Она бы очень хотела, чтобы европейцы также стали смотреть на происходящее более глобально'.

Американские политические элиты тоже меняются. Престижные конференции по безопасности, проходящие в Европе, по-прежнему привлекают Збигнева Бжезинского, Мадлен Олбрайт или Генри Киссинджера, которые имеют европейское происхождение. Они жили в Европе и бежали оттуда. Но на смену этому поколению пришли те, у кого нет опыта Второй мировой войны или жизни при коммунистах. В команде г-на Обамы лишь вице-президент Джозеф Байден сопереживает этому региону.

Возможно, что это не так уж плохо. Сейчас не время хандрить из-за того, как г-н Обама обращается с Европой. Восточноевропейские государства должны списать со счетов убытки от противоракетной обороны и увидеть, что их будущее зависит от ЕС. Сильный Европейский Союз усилит, а не ослабит трансатлантические отношения. Это может создать новую роль для стран Восточной Европы.

Обсудить публикацию на форуме

_________________________________________________________

Восточная Европа, перед которой лебезил Буш, жалуется на невнимание со стороны Обамы ("Chicago Tribune", США)

Роман Восточной Европы с США угасает ("The Financial Times", Великобритания)

Рон Асмус отвечает Хейлбруну ("National Interest", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.