В Таллинне состоялась международная историческая конференция, посвященная 20-летию обнародования секретных протоколов к договору о ненападении, заключенном в 1939 году между Германией и СССР (так называемый пакт Молотова-Риббентропа).

В декабре 1989 году Съезд народных депутатов СССР осудил подписание секретных протоколов и объявил их юридически недействительными с момента подписания.

Состав участников конференции был весьма интересен. С одной стороны, присутствовали непосредственные участники политических дебатов 1989 года в Москве: академик Эндель Липпмаа, Марью Лауристин, Виталий Коротич. Вторую группу составили профессиональные историки и архивисты. И, наконец, острую политическую изюминку добавили некоторые представители правозащитных организаций (Музей им. Андрея Сахарова, "Мемориал"). Соответственно, и содержание докладов было весьма пестрым.

Так, чисто исторический дискурс в рассмотрении проблемы предложили в своих докладах немецкий историк Ян Липински и его финский коллега Арто Луукканен. Липински подчеркнул, что для истории важно опираться на факты и документы, а не политическую их интерпретацию. Он пожаловался, что многие советские секретные документы того времени до сих пор лежат в недоступных архивах, а нынешняя официальная трактовка исторических событий в России "немножко идет в советские времена".

Доклад Луукканена вообще включал широко обобщающий компаративный анализ. Он сравнивал процессы примирения народов на примере Финляндии, забираясь в глубь истории на 200 лет, во времена императора Александра I. Тоже, кстати круглая дата - Финляндия была включена в состав Российской империи в 1809 году. Точка зрения финского историка на более близкие времена была, пожалуй, наиболее взвешенной. Он считает невозможным отрицать героизм Красной Армии в битве с нацизмом, равно как и отрицать преступления сталинизма, от которого пострадал, как подчеркнул Луукканен, прежде всего русский народ. В заключение финн выразил уверенность в успехе проекта единой Большой Европы, включая Россию.

Однако, казалось бы, вполне академическое мероприятие, организованное Эстонским институтом внешней политики, отметилось рядом громких заявлений, относящихся отнюдь не к истории. Доклад сотрудника российской правозащитной организации "Мемориал" Никиты Петрова был посвящен в основном обличению "преступного путинского режима". По мнению Петрова, архивная революция конца 80-х и начала 90-х годов не оказала должного влияния на массовое сознание россиян, и сейчас прилавки книжных магазинов заполнены "облегченно-сталинским вариантом истории".

Виноват, конечно, Кремль. Представитель "Мемориала" крайне недоволен тем, что сейчас "Кремль хочет иметь историю, которая выглядела бы достойно". Касаясь сравнений пакта Молотова-Риббентропа и Мюнхенского сговора, Петров высказался следующим образом: "Пасование (так у докладчика - А.Ш.) перед преступником и сговор с преступником - разные вещи".

Петров призвал не путать путинско-медведевский режим и Россию, и заявил, что, пока история будет интерпретироваться, как сейчас в Кремле, никакого примирения между народами быть не может. Чем сорвал громкие аплодисменты. В конечном счете, уже отвечая на вопросы, он в разоблачительном запале заявил что, если нынешние правители России не образумятся, то закончат как Риббентроп (который, как известно, был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала).

В интервью DELFI некоторые докладчики поделились своими мыслями по поводу исторического документа, имеющего столь громкие политические последствия.

Ян Липински, Институт Гердера, Марбург (Германия)

- Идет ли сейчас какая-либо серьезная дискуссия в Германии по поводу пакта Молотова-Риббентропа?

- Нет. В 1989 году сложилась новая ситуация в СССР, в частности, в связи с Эстонией. Но для Германии исторические факты были очевидны. Все документы у нас уже тогда были опубликованы. Но если в России будут публиковаться новые архивные документы - возможна и новая дискуссия. Но вся дискуссия о протоколах долгое время была, по сути, политическая. Все историки в Германии знали о существовании протоколов, а другая сторона отрицала их существование.

- Является ли пакт уникальным документом, ведь тайная дипломатия процветала перед войной, секретные договоренности существовали и между другими странами?

- Я думаю, что была и секретная дипломатия, и тайные переговоры, но уникален сам тип этого документа. Это был подписанный двумя странами документ, который определял судьбу других стран. И поэтому этот документ нельзя сравнивать с другими. Я знаю о возражениях со стороны советских, а сейчас - российских историков, со ссылками на британскую и французскую дипломатию, на заключенные ими пакты. Но когда их сравниваешь с советско-германским пактом, то видишь очень много различий. С научной точки зрения их нельзя ставить в один ряд.

- У вас есть контакты с российским коллегами. Существует ли "новая волна" российских историков, которые занимаются этой проблематикой?

- Я знаю некоторых молодых историков, которые интерпретируют проблему по-другому. Но многие, кто работал в советские времена, продолжают занимать лидирующие позиции в российской историографии и сейчас. Они считают, что пакт был мудрым решением. Но тогда следующий вопрос: почему тогда его 50 лет не публиковали?

- Германия на официальном уровне приносила извинения евреям и полякам. Возможно ли подобное со стороны России в отношении Балтийских государств?

- Это решение зависит от политической морали. Мое личное мнение: извинения должны быть принесены. Советское государство вторглось в Балтийские страны, а Россия, в какой то степени, наследник СССР. Однако проблема не только в извинениях. Тогда прибалты могут сказать: платите деньги за то, что вы с нами сделали. Возникает финансовый вопрос. Германии заплатила очень много денег, потому что свою ответственность чувствовали не только политики, но и немецкий народ. Вряд ли сейчас в России такая ситуация.

Виталий Коротич, бывший главный редактор журнала "Огонек"

- Вы входили в специальную комиссию, которая в 1989 году давала оценку пакту Молотова-Риббентропа. Как это повлияло тогда на политическую ситуацию?

- Комиссией руководил очень хороший человек - член Политбюро Александр Николаевич Яковлев, и формально речь шла о чисто юридической оценке. То есть, что из этого последует - старались не говорить. А говорили то, что юридически этот договор несостоятелен. Все. То, что из этого проистекает: освобождение республик, развал Советского Союза - это уже было за пределами решения комиссии. Никто этого в резолюцию не заносил. Мы признали лишь, что пакт был незаконным.

- Сейчас многие утверждают, что России нужно извиниться перед странами, которые пострадали от пакта - Балтийскими странами и Польшей. Было ли это возможно тогда, и возможно ли сейчас?

- Вы знаете, тогда (в 1989 году - А.Ш. ) решили, что это и есть форма извинения. Ну, когда признали, что это было большим свинством. А кто будет извиняться? Я, что ли? Мне три года было, когда это произошло. Должно было, наверное, государство извиняться.

- Но я об этом и спрашиваю:

- А тогда государство ни перед кем не извинялось. Оно разваливалось. Есть мнение, что Россия отвечает за все. Но в России много людей, которые пытаются сказать: мы совсем другое государство, мы не хотим с этим иметь ничего общего. Того государства, что было, - уже нет. Вот и все.

- То есть, сейчас это тоже нереально - все эти извинения?

- Мне хотелось бы этого. Но если говорить серьезно: Все это надо выдавливать из нынешней власти. Вот за Катынь, можно сказать, извинились перед поляками, но все это с такими упорами. И я думаю, никто за пакт извиняться не будет, если чего-то сверхординарного не случится.

- Этот договор укладывается в рамки правил игры того времени?

- С Гитлером пытались договориться все. И Запад в Мюнхене тоже. История политики:она вся делается под ковром. Так что, трудно сказать, кто кому врал больше. Сейчас Россия все валит на Чемберлена и тех, кто договорился с Гитлером в Мюнхене. А на Западе говорят, что это Риббентроп и Молотов договорились. На самом деле, все хотели получить какие-то льготы за счет других. Даже терминология, которую употребляли, была лживой.

Кстати, насчет терминологии. Сегодня я выступал и сказал: Эстонию никто никогда не порабощал. Крестоносцы ее освобождали, Иван Грозный освобождал. Датчане освобождали, немцы. Большевики тоже освобождали. Так что единственное, что могу вам пожелать: Дай Бог, чтобы вас никто больше не освобождал.

Обсудить публикацию на форуме

_____________________________________________________

Содержание резолюции в память 17 сентября 1939 г. ("Gazeta.pl", Польша)

Путин осудил Пакт Молотова-Риббентропа ("Львiвська газета", Украина)

Это переписывание истории распространяет европейский яд ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.