Попросив США посодействовать ей со вступлением во Всемирную торговую организацию, Россия показала, что загнала себя в угол и теперь отчаянно пытается выбраться оттуда. Ответная реакция должна быть спокойной и невозмутимой.

То, чего опасались пессимисты в отношении стратегии "перезагрузки" новой администрации Обамы с Россией, сегодня, по всей видимости, превращается в реальность. Правительство Обамы критикуют за отказ от размещения системы противоракетной обороны в Польше и Чехии вот по какой причине: оно уступило России, увязавшей этот вопрос с другим вопросом (а именно, с договором СНВ), не имея при этом гарантий, что Москва ответит тем же, проявив готовность к сотрудничеству (конкретно, по Ирану). Из всех просьб, какие только можно было себе представить, самым заметным стало требование о том, чтобы Соединенные Штаты пустили Россию в ВТО! Причем вместе с Белоруссией и Казахстаном.

Первый вопрос, который напрашивается в связи с этим, звучит так: почему вообще российское руководство беспокоится насчет членства в ВТО? Россия экспортирует в основном углеводороды, а торговые барьеры на них не распространяются. В этой области торговля в рамках ВТО не регламентируется. Кроме того, Россия стала одной из стран-членов "двадцатки", которые больше всех нарушают свои обязательства не принимать протекционистские меры. И одна из причин такого поведения состоит в том, что их некому остановить. Другие страны "двадцатки" вынуждены соблюдать обязательства в рамках членства в ВТО. Даже Соединенные Штаты были вынуждены отказаться от своего лозунга "Покупай американское" в пакете антикризисных мер.

Россия считает, что членство в ВТО послужит поддержкой для ее претензий на звание "великой державы". И она хочет, чтобы этот вопрос решали великие державы. Конечно, президент Медведев и либеральные экономисты из числа российской элиты видят также и долговременные выгоды в принадлежности к организации, которая выступает за либерализацию торговли в рамках жестких и предсказуемых правил. Это тем более важно, что экономический кризис затягивается, а Россия страдает от все новых протекционистских мер, вводимых против ее экспортных товаров, не относящихся к энергоресурсам.

Кремлю благодаря его поразительно эффективной пропаганде удается внушать миру идею о том, что Соединенные Штаты препятствуют вступлению России в ВТО. Конечно, война в Грузии вызвала усиление трений по вопросу вступления с предыдущей администрацией США. Но есть один момент, который российские руководители, похоже, не осознают. ВТО это организация, объединяющая большое количество стран, она строит свою деятельность на правилах, процедурах и принципе многосторонних отношений. Они могут удивиться, узнав, что Соединенные Штаты в одиночку не сумеют решить вопрос о вступлении России в ВТО. Просьба России к США сделать хоть что-то для ее принятия в эту организацию показывает, насколько серьезно она обеспокоена.

Россия уже довольно далеко продвинулась в процессе вступления. Но пока никаких гарантий членства у нее нет. Россия является кандидатом с 1993 года, и вполне можно понять ее недовольство тем, что процесс настолько затянулся. Но она несерьезно относится к своему вступлению, за исключением первых лет нахождения Путина у власти.

Двойной путь

Процесс принятия в ВТО осуществляется двумя путями. Первый - это процесс двусторонних переговоров с отдельными странами-членами. России необходимо согласовать вопрос о вступлении примерно с 60 членами ВТО. Договоренности надо заключать с большинством партнеров, включая самых важных, таких как ЕС и США. Но достижение договоренностей с Грузией и Украиной весьма проблематично. Последняя обладает правом вето и может наложить запрет на членство России. Неужели Москва надеется, что западные страны будут выкручивать руки этим государствам?

Второй - это процесс многосторонних переговоров. Секретариат ВТО от имени членов комитета по принятию России рассматривает российские внутренние правила и нормы, проверяя их на соответствие стандартам организации. Москва пока не преодолела это препятствие, подразумевающее раскрытие определенной информации и подробные обсуждения. Россия не привыкла к методике работы по стандартам ВТО, и она не очень хочет обсуждать с торговыми бюрократами из Женевы те вопросы, которые в рамках представлений ее нынешнего руководства считаются секретными и важными для суверенитета страны, полагая, что такое обсуждение является неуместным вмешательством в ее внутренние дела. Поэтому даже если Соединенные Штаты и выступят за принятие России и захотят приложить дипломатические усилия в данном направлении для заключения сделки, вопрос этот может оказаться гораздо более сложным для Кремля.

Одно из основных достоинств ВТО заключается в том, что она может препятствовать произволу в торговой политике влиятельных игроков мировой экономики - даже США. Она создает равновесие, передавая полномочия и власть от более мощных экономик менее мощным. Она ограничивает действия стран-членов благодаря своей мощной и основанной на правилах системе, которая подкрепляется успешными действиями ведомства по урегулированию споров. Учитывая то, что Россия в последнее время использует торговлю в своих геополитических интересах, можно засомневаться в готовности Москвы к таким ограничениям на основе международных норм права. Это не внушает доверия к России и к ее поведению после ее вступления в ВТО. Некоторые критики опасаются, что она начнет нарушать сложившуюся систему.

Далее, Россия требует, чтобы ее пустили в ВТО вместе с Казахстаном и Белоруссией. Этому предшествовало прозвучавшее весной уведомление о том, что она отменяет свою заявку на вступление, и будет вступать в ВТО вместе с двумя партнерами, с которыми она формирует в настоящее время таможенный союз. России следовало бы знать, что такой подход вряд ли сработает. Во-первых, в истории Генерального соглашения о торговле и тарифах и Всемирной торговой организации не было такого прецедента, когда в ее ряды вступал таможенный союз. Теоретически такое возможно. По правилам ВТО, России необходимо создать общие внешние тарифы и сформировать общую торговую политику, аналогичную ЕС.

России и ее партнерам, возможно, придется даже создать торговую зону в соответствии с требованиями статьи XXIV Генерального соглашения о торговле и тарифах по региональным соглашениям. Это должны быть исчерпывающие и либеральные торговые соглашения, включающие и услуги. Но в действительности все предыдущие попытки России по созданию таможенного союза с упомянутыми странами заканчивались неудачей. Кроме того, у России имеются серьезные торговые конфликты, в частности, Белоруссией. Скорее всего, Россия считает для себя делом чести не оказаться в хвосте у бывших членов своей империи в этой черепашьей гонке с финишем в Женеве. Но сейчас, когда Москва поняла, в какой лабиринт она себя загнала со своим весенним заявлением, страна начала искать обходные пути.

Реформы - единственный выход

России придется признать: единственный путь к вступлению в ВТО лежит через либеральные экономические реформы. Эти реформы особенно актуальны сейчас, когда стало ясно, насколько пагубна российская экономическая модель, основанная на экспорте углеводородов и монополизации экономики. России нужно также понять, что процесс вступления в ВТО занимает много времени. Достаточно взглянуть на пример Китая: ему на это понадобилось 14 лет. И в отличие от России, у Китая была мощная мотивация, он был нацелен на реформы и стремился к вступлению на протяжении всего подготовительного периода. На самом деле, у России все получилось бы гораздо проще, стоило ей захотеть. Самые важные договоренности уже достигнуты, и в ее отношении применяются гораздо более мягкие правила в ряде вопросов по сравнению с другими недавно принятыми в ВТО странами, например, в области банковской деятельности на основе филиалов. В тех протоколах о вступлении, которые Россия подписала с США и их главным партнером Евросоюзом, она согласилась на огромное количество самых разных условий. Даже если мы возьмем одну только сферу услуг, то и здесь она, например, согласилась на 100-процентное владение банками и прочими финансовыми институтами, за исключением страховых. Иностранцы, приобретающие ценные бумаги принадлежащих государству банков, смогут покупать до 50 процентов их акций. Сфера телекоммуникаций должна быть полностью либерализована. Должно быть создано большое количество фирм по оказанию деловых услуг. Но это противоречит многим мерам, предпринятым в последнее время Кремлем. Не последнее место среди них занимает путинский закон о "стратегических отраслях". Более того, России придется выполнить строгие требования ВТО, касающиеся прав интеллектуальной собственности в сфере торговли. И наконец, она должна будет понизить тарифы и пошлины. Возникают сомнения в том, что руководство страны действительно готово и намерено выполнять все эти обязательства.

А что же делать Соединенным Штатам с требованием России? Во-первых, вступление в ВТО не должно превращаться в щекотливую тему из области геополитики. США следует понять, что требование России - это признак отчаяния и потери ориентировки. Америка не должна соглашаться на увязку каких-либо политических вопросов с вопросом принятия России в ВТО. Это подорвет и без того шаткий авторитет администрации Обамы в международных делах. Даже если бы США могли обеспечить консенсус по вопросу членства России (что маловероятно, учитывая длинный перечень претензий к российской торговой политике последнего времени со стороны партнеров, таких как ЕС), вступление, основанное только на политических интересах, подорвет надежность и эффективность механизма ВТО.

Тем не менее, принятие России во Всемирную торговую организацию, конечно же, соответствует интересам всех и каждого. Поэтому относиться к ее стремлению следует по-деловому, говоря о торговле и экономических реформах. Но если вспомнить поведение самих США в вопросах торговли в последнее время (это и клич "Покупай американское", и непомерно высокие пошлины на шины китайского производства, и другие неотложные приоритеты), то придется засомневаться в готовности и способности Соединенных Штатов проявить лидерство, необходимое для того, чтобы помочь России вступить в ВТО.

Яна Дрейер - торговый аналитик из Европейского центра международной политической экономии (European Centre for International Political Economy), который расположен в Брюсселе.

Обсудить на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.