Одна из нескольких 'G', членом которого Бразилия не является, собирается в четверг. Это - G6, состоящая из пяти стран-членов Совбеза ООН с правом вето (США, Великобритания, Франция, Китай и Россия) и Германии.

Они будут встречаться с Ираном для обсуждения его ядерной программы и возможных дополнительных санкций, в том случае если их не удовлетворят объяснения иранского правительства.

Нет необходимости говорить, что такого рода встречи всегда несут определенное напряжение. Но в последнее время напряжение выросло еще больше: из-за обнаруженного нового уранового завода, место которого держалось в секрете иранским режимом до недавнего времени, из-за запусков ракет, способных достичь Израиля и некоторых стран Европы и, наконец, из-за новости, распространенной "Financial Times", следующего содержания: 'Британские спецслужбы сообщают, что Иран секретно разрабатывал ядерную боеголовку с конца 2004 или начала 2005 года, что предполагает возможность появления у Тегерана ядерного оружия в ближайшее время'.

Но я вернусь вновь к Бразилии. Хотя она не член G 6, иранская тема ей не чужда. Хронология событий такова:

1 - На расширенной встрече G8 в Аквиле в июле Президент Барак Обама предложил своему коллеге Луису Инасио Луле да Силве (Luiz Inácio Lula da Silva) использовать свой политический вес (которым, как считают американцы, он обладает) и надавить на Иран, учитывая их развитые двусторонние торговые связи, с тем, чтобы тот начал использовать атомную энергию исключительно в мирных целях.
Обама, как мне рассказал его пресс-секретарь Роберт Гиббс (Robert Gibbs), вспомнил (или ему напомнил Лула), что в Бразилии конституционно запрещен даже поиск способов производства атомной энергии для военных целей.

2 - В Нью - Йорке в последние дни Ассамблеи ООН Лула встретился с Махмудом Ахмадинежадом. И его послание иранскому президенту совпало с той темой, которую они обсуждали с Обамой, со слов Марко Аурелио Гарсии (Marco Aurélio Garcia), дипломатического советника бразильского президента.

Марко Аурелио клянется, что послание было таким не только потому, что так попросил Обама, но поскольку такова традиционная позиция Бразилии.

Что ж миссия выполнена? В той или иной степени. Бразильское правительство удовлетворено объяснениями Ахмадинежада и его обещанием стремиться использовать атомную энергию только в мирных целях.

Лула говорит, что он не имеет никаких оснований для сомнений, но ему придется столкнуться с выбором между ожидаемым ужесточением позиции G6, что означало бы проявить недоверие к Ирану, и своей верой в слова иранского коллеги.

Бразильский тезис - лучше пользоваться убеждениями, чем санкциями, чтобы удержать Иран от разработки ядерного оружия. Такой выбор столь же законен, как и другой - санкции.

 

Бразильское правительство должно учесть, что существуют временные пределы для убеждений. Если они годятся лишь на то, чтобы Иран успел разработать ядерное оружие, то такое простодушие не достойно того, кто хочет играть в высшей лиге, куда входит G6.

Кловис Росси - специальный репортер и член редакторского совета Folha, лауреат премий Марии Кабот (Maria Moors Cabot) (США) и фонда Nuevo Periodismo Iberoamericano.



Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.