«Один из трех, так? Время для решающего броска!» - так прокомментировал нашему репортеру в Дублине прозвучавшее в пятницу окончательное «да» один ирландец, дважды проголосовавший против Лиссабонского договора Европейского Союза. Он, скорее всего, будет разочарован.

Народ Ирландии одобрил принятие договора 67,1 процентами голосов (32,9 процента проголосовали против) при явке в 59 процентов. Это более высокая явка и более широкий охват избирателей, чем смогли добиться противники договора в прошлом году, когда ирландцы отказались принять ту же хартию. Не ждите, что Брюссель спросит в третий раз.

Не ждите также, что Европейская Комиссия будет выбиваться из сил, пытаясь выяснить, что же вызвало столь резкие изменения в настроениях ирландцев. Брюссель сообщает нам, что результаты голосования означают безоговорочное «да» дальнейшей централизации власти в 27 странах-участницах ЕС и отражают удовлетворенность Ирландии полученными гарантиями на суверенитет вопросах военного нейтралитета и легализации абортов.

Более правдоподобным объяснением выглядит глобальный экономический спад, который особенно сильно ударил по кельтскому тигру. Безработица в Ирландии сейчас достигает 12,6 процентов. Агентство Standard&Poor’s лишило Ирландию кредитного рейтинга ААА, что в свою очередь увеличило стоимость заимствования. Все это позволило донести до избирателей, что еще одно «нет» может подвергнуть риску членство Ирландии в евро-клубе и ее доступ к единому рынку ЕС – совершенно неправдоподобный сценарий, который, однако, не мог не оказать нужного эффекта на электорат, обеспокоенный финансовыми проблемами.

Как ни парадоксально, недовольство Ирландии нынешним правительством премьер-министра Брайана Коуэна (Brian Cowen), которое усиленно лоббировало договор, также сыграло свою роль. Хотя немало голосовавших «нет» ставило галочку в своем бюллетене с целью досадить господину Коуэну и его партии Фианна Файл (Fianna Fáil), многие из проголосовавших «да» заявили, что поддержали договор именно потому, что не доверяют более своим собственным властям. По их словам, они хотели бы, чтобы более трезвая монетарная и фискальная оценка Брюсселя имела большее влияние на экономику их страны.

И все же невольно задаешься вопросом, как много экономических полномочий ирландцы и впрямь готовы передать Брюсселю, особенно если это будет означать вручение ему возможности наложения вето на ирландскую налоговую политику стимулирования (во имя устранения «несправедливой налоговой конкуренции»). Именно эта политика – а не вступление в ЕС, датируемое началом семидесятых годов прошлого века – послужило одной из основных причин, благодаря которым Ирландии, в начале девяностых годов двадцатого века остававшаяся одним из беднейших государства Европы, сейчас является одним из самых богатых. Тем поразительней, что Ирландия осуществила эту трансформацию несмотря на сопротивление тех же брюссельских бюрократов, на которых сейчас надеется.

Если и есть в этом хоть какая-то положительная сторона, так это полученная ирландскими избирателями возможность высказать свое мнение о договоре – у большинства избирателей других европейских стран не было и этого. Остается шанс, что иск, поданный в конституционный суд Чехии сенаторами, возражающими против принятия Лиссабонского договора, отсрочит его ратификацию. Достаточно долгая задержка может в свою очередь повлечь за собой референдум в Великобритании в том случае, если консерваторы победят на следующих выборах и предоставят избирателям возможность сказать свое слово по поводу договора - возможность, в которой находящееся сейчас у власти лейбористское правительство им отказало.

Однако ничто из этого не заглушит хлопки пробок, вылетающих из бутылок шампанского в Брюсселе, и уж тем более не замедлит темпы распределения новых назначений и полномочий, которые договор предоставит Брюсселю, включая должность президента ЕС, общую внешнюю политику, общие вооружения и войска. Однако нельзя не отметить ироничность решения ирландцев поставить печать демократического одобрения – решение, в праве на которое ЕС столь безоговорочно отказало остальным своим гражданам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.