В понедельник, 5 октября, министр обороны США Роберт Гейтс призвал тех, кто консультирует президента Барака Обаму на предмет подходящей стратегии по Афганистану, делать это откровенно, но конфиденциально.

Трудно предположить, что это предостережение не направлено генералу Стэнли Маккристалу (Stanley A. McChrystal), командующему силами США в Афганистане, чья оценка миссии (одна из нескольких перспектив, рассматриваемых в пределах Белого Дома), равно как и его предложения о миссии, попали путем утечки в прессу в прошлом месяце. Маккристал также обсуждал эту же тему с Международным Институтом Стратегических Исследований в Лондоне в конце прошлой недели.

Заявление Гейтса прозвучало вслед за воскресным интервью каналу Си-Эн-Эн Советника по национальной безопасности Джеймса Джонса, в котором, помимо прочего, была представлена совсем иная точка зрения относительно безотлагательности решения по ситуации в Афганистане. По всей видимости, назревает противостояние между, с одной стороны, триумвиратом ключевых командующих офицеров - Маккристала, чей план был одобрен руководителем Центрального командования Дэвидом Петрэусом (David Petraeus) и председателем объединенного комитета начальников штабов, адмиралом Майком Малленом (Michael Mullen), стремящимся расширить военную кампанию, и с другой стороны - министром обороны и советником по национальной безопасности Обамы, которые очень ясно выражают свое несогласие.

Если Аль-Кайеда, ставшая первоначальной политической и военной причиной, по которой Соединенные Штаты ввели войска в Афганистан, больше не является там угрозой, то какова роль и миссия США в этой стране? Суть проблемы заключена в этом нарастающем противоречии. Даже более важным, чем тот факт, что Джонс дал резко отличающуюся от мнения командования оценку ситуации в Афганистане, является то, что он недвусмысленно заявил - существовавшая на момент 2001 года, Аль-Каида побеждена и мертва, и что у элементов Аль-Каиды в Афганистане не было никакой возможности атаковать Соединенные Штаты или их союзников.

Другими словами, вопрос, который до этого не задавало никакое высшее должностное лицо в Вашингтоне, теперь задан: если Аль-Каида, ставшая первоначальной политической и военной причиной, по которой Соединенные Штаты ввели войска в Афганистан, больше не является там угрозой, то какова роль и миссия США в этой стране? Каковы основания для пребывания на этой территории находящегося там в настоящий момент 68 000 контингента американских войск?

Есть много ответов на этот вопрос. С одной стороны, Талибан поддерживает Аль-Каиду, и Соединенные Штаты борются не только с Аль-Каидой, но и с радикальной исламистской идеологией. Действительно, Талибан уже заменил Аль-Каиду почти в каждом упоминании о боевом столкновении, в которое вовлечены войска США или афганский военный контингент НАТО. Но если Соединенные Штаты и НАТО борются с Талибаном, то для чего? Есть множество ответов на этот вопрос - таких как, препятствование возникновению прибежищ для террористов и антитеррористические операции, но они не только требуют совсем иной структуры силы, чем в настоящее время находящаяся там (читай, значительно меньшей численности), но также для глобальных миссий в других регионах наличие очень большой численности войск, завязанных на Афганистан, может означать серьезное ограничение возможностей.

По мнению большинства, Маккристал - яркий и способный военачальник. Это не только его прерогатива как главнокомандующего в Афганистане, но и его работа - переломить ситуацию и подавить любого противника, добиваясь устойчивого и долгосрочного результата в таких вопросах, как внутренняя безопасность. Чтобы сделать это, он обрисовал в общих чертах долгосрочную оперативную стратегию и попросил, по существу, столько войск, сколько Пентагон мог бы ему выделить.

Но у Белого дома другая роль: общая американская стратегия. Это - руководитель, который ответственен не только за Афганистан, но и за сбалансированное распределение американских ресурсов согласно геополитическим вызовам, от возродившейся России до Ирана. Президент должен решить чего он хочет достигнуть в Афганистане, учитывая спектр проблем и какие ресурсы могут быть выделены для этой миссии.

Неудивительно, что роль и перспектива главнокомандующего в Афганистане и президента Соединенных Штатов приводят к разным ответам на вопрос соответствующей американской стратегии. Афганистан - война, которую унаследовало правительство Обамы, и ситуация там изменилась в худшую сторону всего лишь за год. Часть ближайших советников президента теперь, кажется, готовит фундамент для решения Белого дома относительно афганской стратегии, которая не соответствует запросу Маккристала.

 

Редакция ИноСМИ благодарит за предоставленный перевод редакцию сайта "Полярная звезда"