Новое правоцентристское правительство Германии ни на йоту не изменит позиции страны в отношении России. Неожиданных заявлений, конфронтации, смены курса – ничего этого не будет. Берлин и Москва сохранят добрые, если не сказать прекрасные отношения. Более того, германо-российская ось обещает еще укрепиться. Достаточно проследить взаимоотношения германского руководства с Кремлем за последние двадцать лет. Да что там двадцать  – стоит вспомнить самое начало Восточной политики времен Вилли Брандта и Вальтера Шееля, чтобы понять, что в вопросе Москвы Ангела Меркель и Гидо Вестервелле (глава свободных демократов, новый партнер Меркель по коалиции – прим. перев.) пойдут по стопам своих предшественников. Те, кто предполагает или даже надеется на отход от привычного курса, который бездумно и автоматически переключил бы фокус германского внимания с Москвы на Вашингтон, – будут разочарованы. Немцы – не дураки, они прагматики. Не менее прагматичны и русские.

Но не будем отвлекаться от Германии. В последние четыре года пост канцлера занимала Ангела Меркель, а  внешнеполитическое ведомство курировал Франк-Вальтер Штайнмайер, близкий Герхарду Шредеру. Именно Штайнмайер поддерживал отношения с Москвой, продолжая курс, начатый экс-главой СДПГ. В последние 11 лет Восточная политика вообще была делом социал-демократов: при Шредере ее проводил, уж конечно, не Йошка Фишер, этот  министр иностранных дел в кроссовках, лидер "зеленых", сегодня лоббирующий проект газопровода Nabucco и интересы BMW.

Однако еще до Шредера дружбу с Москвой поддерживал глава христианских демократов, канцлер от правого крыла на протяжении 16 лет (1982-1998) – Гельмут Коль, большой друг сначала Михаила Горбачева, а потом Бориса Ельцина. Коль не просто стоял у истоков воссоединения Германии и укрепления позиции этой единой Германии в Европейском Союзе – он также и в первую очередь стал тем, благодаря кому Берлин и Москва заново обрели взаимопонимание в контексте нового континентального партнерства. Коль, возглавлявший ХДС, правил вместе с либералами: его министр иностранных дел Клаус Кинкель был преемником Ганса-Дитриха Геншера (председателя СвДП с 1974 по 1985 год – прим. перев.), который, в свою очередь, уступил дорогу Гидо Вестервелле. Все они, в этом германском МИДе, либералы.

Итак, мы вернулись еще дальше в прошлое, когда вместе с могучей пока СДПГ, возглавляемой сначала Брандтом, потом Гельмутом Шмидтом, сети Восточной политики плел либерал Геншер (бессменный глава внешнеполитического ведомства с 1974 по 1992 год при левом, а потом правом канцлерстве). Той самой Восточной политики, которую изобрел его предшественник на посту министра иностранных дел Вальтер Шеель – на девять дней занявший пост и.о. канцлера (единственного либерального канцлера в истории Германии!)  и ставший потом федеральным президентом.

Сегодняшняя Германия, управляемая дуэтом Меркель-Вестервелле, может, несколько менее устраивает Москву по форме, но по содержанию – вряд ли преподнесет сюрпризы. При пятидесяти тысячах разнокалиберных немецких предприятий, имеющихся в России, взаимные интересы сильнее политической окраски коалиций. Конечно, времена сауны и водки, увековеченные Колем и Ельциным, остались в прошлом, равно как и семейные катания на санях Путина и Шредера. Зрелищный аспект российско-германских отношений многое потерял, но – не аспект экономический. Отныне Восточной политикой будут даже больше рулить Eon, Basf и другие гиганты немецкого бизнеса, чем симпатяга Гидо, чей электорат составляют как раз те представители промышленности и финансов, которые в России видят безусловного партнера.