Ведём войну, в этом нет никаких  сомнений. Но это очень непонятная война. Растёт число потерь, в том числе и среди испанских военнослужащих. Испания, вроде бы, направила туда свои войска для содействия стабилизации в Афганистане, равно как и другие страны участники Международных сил по содействию безопасности в Афганистане (ISAF), миссии ООН, действующей под командованием НАТО. Но поставленная перед ними задача не поддаётся выполнению: невозможно стабилизировать то, что по определению нестабильно.  Афганистан, погружённый в пучину войны и не контролируемый правительственными войсками, это прямо воплощённая нестабильность. Действия международных сил подобны труду Пенелопы: всё сотканное за день уничтожается ночью. Единственное, что им удаётся, это защищаться от недружественного отношения населения и террористических актов.

Война, основную тяжесть которой взяли на себя американские и британские войска, длится вот уже восемь лет. Расширение боевых действий талибов и растущая неуверенность по стране в целом сводят миротворческие и военные действия в одну задачу. Иногда происходят трагические ошибки. Несколько недель назад, в результате воздушной бомбардировки, приказ о которой отдало немецкое командование ISAF, погибли более 70 мирных граждан.

Правительство, поставленное у власти в Кабуле с помощью Вашингтона в 2001 году, поражено коррупцией и фальсифицирует результаты выборов. В рядах афганской армии есть полевые командиры, подозреваемые в совершении тяжких военных преступлений, как, например, смерть от удушья двух тысяч пленных, запертых в контейнерах. Американская тюрьма в Баграме – это то же Гуантанамо, только тут всё тихо, ни скандалов, ни правозащитников.  Присутствие иностранных войск никоим образом не обеспечивает безопасность гражданского населения, а лишь усиливает неуверенность в стране. Всё это не может не вызывать роста неприязненного отношения со стороны афганцев.

Некоторые политики всё ещё осмеливаются утверждать, что европейские войска защищают в Афганистане наши свободы и демократические ценности.  Рахой (Mariano Rajoy, Мариано Рахой – председатель Народной Партии Испании. Примечание переводчика) сделал подобное заявление, когда стало известно, что в результате теракта погиб испанский военнослужащий. На бумаге они, может быть, и правы. Как и все в этой войне. Но действительность такова, что европейская и немала часть американской общественности придерживаются иной точки зрения. Правительства европейских  стран вскоре потребуют установить конкретные сроки и даты возврата своих войск домой или постановки им новых  задач, возможно, не менее важных, как например, обеспечение будущего плана мирного урегулирования на Ближнем Востоке.

И всё же, нынешний Афганистан - не худший вариант по сравнению, скажем, с Афганистаном, вернувшимся под власть талибов и Аль-Кайды, которые тут же поставят под угрозу безопасность в  Пакистане или вообще вознамерятся захватить власть в этой соседней стране с тем, чтобы поставить под свой контроль её армию и получить доступ к ядерному оружию. Уйти из Афганистана так, чтобы туда не пришёл Бен Ладен – вот сверхзадача, стоящая перед Обамой. Соображения нового хозяина Белого Дома по поводу Афганистана сами по себе неплохи, но, судя по всему, пока что недостаточны. Время покажет. Безопасность  Афганистана должны обеспечивать сами афганцы.  Поддерживаемые НАТО Соединённые Штаты не могут взять на себя ответственность за строительство демократии на афганской земле согласно нашим взглядам и воззрениями и, возможно, против воли самих афганцев. Участие наиболее влиятельных соседних стран (России, Китая, Ирана) и создание союзов играют основополагающее значение для скорейшей ликвидации Аль-Кайды. Необходимо решать афганскую проблему в увязке с Пакистаном. Но все это никогда не найдёт своего практического воплощения, если в самом Афганистане не произойдут ощутимые улучшения. А там происходит нечто обратное.

Для Обамы, таким образом, настал час истины.  Споры, которые ведут вашингтонская администрация и военное руководство относительно новой стратегии в Афганистане представляют из себя уже третье изменение планов за всего лишь девять месяцев. Когда Обама сел в президентское кресло, действовала стратегия Буша, предполагавшая минимальное участие иностранных контингентов в Афганистане. В марте этого года новый президент увеличил количество войск на 21.000 солдат и потребовал от Европы того же (Испания послала дополнительно 200 военнослужащих). И вот теперь ему предстоит окончательно договориться относительно новой стратегии после настоятельнных требований командующего ISAF и американскими войсками в Афганистане генерала МакКристала (McChrystal) об увеличении контингента ещё на 40.000 военносужащих. Подобные требования никак не свидетельствуют о большом уважении к президенту, равно как и к верховенству гражданской власти над военной.

Но в одном прав непочтительный генерал в точности передачи смысла изобретенного им неологизма «Хаостан». Это название вполне подходит как для Афганистана так и для разношёрстного и плохо организованного военного контингента, который до настоящего времени безуспешно пытается навести порядок и восстановить страну, раскинувшуюся в горах Гиндукуша.