А кто теперь трус?

 

Критики со стороны левых утверждают, что американцы хотят завоевать весь мир. Это ерунда. США никогда не заявляли об этом, и даже на отдаленных территориях единственное, чего хочет Америка, - это обеспечить свою собственную безопасность. Правда заключается в том, что США – это единственная оставшаяся сверхдержава, на защиту которой рассчитывает много стран. Зато большевистскую диктатуру Ленин хотел видеть на всем земном шаре, а его порученец Лев Троцкий ко всему прочему добавил еще и идею постоянной пролетарской революции. Иосиф Сталин продолжил эти начинания – он действовал в традиционных интересах царского империализма, хотя и под флагом большевиков. Показательным был ответ Сталина в 1945 году на Потсдамской конференции, когда американский дипломат поздравил его с тем, что Красная армия дошла до Берлина: «Царь Александр дошел и до Парижа». По этому пути идет и Путин.

 

Поведение западных политиков напоминает поведение французских и британских деятелей, опасавшихся во второй половине 30-х годов повторения Первой мировой. Они, как трусы, уступали Адольфу Гитлеру, который после каждого своего шага уверял их, что этот шаг последний. Если бы британцы и французы прочитали «Mein Kampf», они бы знали, что Гитлер лжет. Осенью 1938 года в Мюнхене они принесли в жертву чехословацкое пограничье в обмен на обещание мира, при разделении Чехословакии в марте 1939 года они были способны только на жалкие протесты. И только нападение на Польшу отрезвило британских и французских политиков. Но все равно никаких военных действий, которые могли бы покончить с агрессором, предпринято не было, так как все боялись вылезти из пограничных крепостей.

 

Эта трусость и недальновидность свойственны и современным западным государственным деятелям, в том числе и президенту Обаме. Он тоже верит словам отставного советского шпиона из Москвы, вместо того, чтобы руководствоваться горьким опытом общения с российским государством.  

 

Западная цивилизация

 

Гитлер поднялся, потому что он, помимо прочего, хотел компенсировать унижение Германии после Версальского мирного договора. Путин поднялся, потому что он хочет компенсировать распад большевистского Советского союза и установить еще более мощное влияние России, в этот раз с помощью энергетического оружия и шантажа.

 

Идет великий спор о будущем мира. Посткоммунистические государства Восточной и Центральной Европы пока безмолвно остаются в стороне. А не должна ли Чешская Республика бороться за свою принадлежность к западной цивилизации и на деле доказывать, что она часть этой цивилизации? Да, должна, и очень решительно. Каким образом? Прежде всего, надо навести порядок на политической сцене, убрав оттуда «земских вредителей» и вернув политиков, которые рассуждают здраво и учитывают интересы государства. Потом нам надо перестать поступать так, как Швейк, вспомнить о ценностях, за которые сражались наши солдаты в Первую мировую и Вторую мировую, и прочувствовать нашу связь с союзниками из НАТО и с друзьями в Евросоюзе. А это, помимо прочего, значит, что не надо ставить под вопрос присутствие чешских солдат (или чешских  больниц) на проблемных территориях. А предложения американцев действовать вместе в сфере обороны не стоит отвергать.

 

Мы должны добиться того, чтобы Запад считал нас своей неотъемлемой частью, например, как Данию, Исландию или Мальту. Если мы не достигнем этого, мы может стать игрушкой в руках великих мира сего, и нами будут торговать, как Чехословакией осенью 1938 года в Мюнхене. Хотя Барак Обама, обращаясь к чешской общественности в Градчанах, отметил, что как раз такое развитие событий исключено.