На прошлой неделе Израиль организовал утечку информации лондонской газете Sunday Times, согласно которой российские ученые разрабатывают ядерные боеголовки для Ирана. По сведениям от людей, которые имели отношение к этим утечкам, именно поэтому израильский премьер-министр Беньямин Нетаньяху и побывал 7 сентября в Москве с 'секретным' визитом.

Если это так, то эта информация может ускорить принятие санкций против Ирана или даже приблизить дату военной операции, направленной на уничтожение иранской ядерной программы. Если это так, то эта информация может вдребезги разбить планы президента Обамы о 'перезагрузке' России.

Эта новость вызывает на свет духов минувших лет. В начале 1960-х годов египетский президент Гамаль Абдель Насер (Gamal Abdel Nasser) импортировал в страну бывших нацистских специалистов для разработки баллистических ракет средней дальности, которые он намеревался использовать против Израиля. Израильская разведывательная служба Моссад начала операцию по физическому уничтожению этих специалистов. Это остановило реализацию ракетной программы Египта на полном ходу.

Однако существует большое различие между тогдашним Египтом и сегодняшним Ираном. Иран - это гораздо более сложная мишень.

Есть и еще один большой вопрос - а какую роль играет Россия в иранской ядерной программе?

Если публикация в Sunday Times соответствует действительности - если российские ученые и инженеры действительно помогают муллам создать оружие судного дня, - то это означает, что Запад ошибался, полагая, что вооруженный ядерным оружием Иран противоречит российским национальным интересам. Это означает, что наши усилия по сбору разведывательных данных в Иране и России завершились крупным провалом. Это означает, что Россия больше не может быть партнером bona fide (лат.: добросовестный - прим. переводчика) в попытках остановить иранские усилия по созданию ядерного оружия. И действительно, это означает, что Москва следует своей геополитической повестке дня, направленной на масштабное разрушение американского влияния на Ближнем Востоке.

Во время моего последнего посещения России старшие советники премьер-министра Владимира Путина и президента Дмитрия Медведева сказали мне, что 'Россия будет последней страной, на которую Иран направит свои ядерные боеголовки'. Они также предсказывали, что Иран станет 'новой региональной сверхдержавой' на Ближнем Востоке. Поэтому, если Иран направит свои боеголовки на Израиль, американские базы на Ближнем Востоке, а также на суннитские арабские государства, связанные союзническими узами с Америкой, то Москва ничего не будет иметь против.

Специалисты в США и Европе исходят из того, что Иран к 2015 году сможет создать атомную бомбу. Но если русские усиленно заняты разработкой боеголовок для мулл, то этот график растворится в воздухе как дым. В таком случае Иран сможет получить ядерные заряды уже в следующем году.

В своем убедительном анализе утечек, опубликованных в газете Sunday Times, основатель компании Stratfor Джордж Фридман (George Friedman) поднимает целый ряд важных вопросов. Зачем Нетаньяху надо было демонстрировать России, что Израиль проник в святая святых иранской ядерной программы (в их операцию по созданию ядерных боеголовок)? Зачем Израилю надо было показывать список российских ученых сейчас, ставя таким образом под угрозу 'источники и методы' получения информации и делая разведывательную операцию Моссад неэффективной? Означает ли это, что Израиль принял решение о нанесении военного удара и просто серьезно предупредил Россию?

Возможно, это 'последнее предупреждение' для России присоединиться к санкциям ООН, забрать своих ученых и впрыгнуть в западный фургон? Альтернативой может быть глубокий и продолжительный разрыв отношений с Западом. Вот та цена, которую все еще серьезно ослабленная глобальным экономическим кризисом Россия, возможно, не захочет платить.

Более вероятно, однако, что Россия будет продолжать отрицать участие в разработке ядерных зарядов, как это уже сделал секретарь Совета безопасности генерал Николай Патрушев, пользующийся доверием Путина. Хотя президент Медведев осторожно признал возможность введения санкций против Ирана в своей речи перед Генеральной Ассамблеей ООН, и премьер-министр Владимир Путин и министр иностранных дел Лавров отрицали необходимость принятия штрафных санкций.

Если Кремль именно так хочет вести игру, то надо готовиться к конфронтации.

Ариэль Коэн - старший научный сотрудник Института Шелби и Кэтерин Каллом Дэвис по изучению международных проблем (Shelby and Katherine Cullom Davis Institute for International Studies) в фонде Heritage Foundation.