В качестве вступления я хочу сказать, что я тоже боюсь за нашу страну, но по другим причинам. Главную угрозу я вижу в нынешнем состоянии нашей политической элиты, которая уже ни о чем не способна договориться.

В борьбе за власть без правил и приличий наши политики уже даже начали игнорировать Конституцию и всячески обходить ее. Неслыханная критика Конституционного суда уже получила большевистский характер. В итоге мы уже опустились не только ниже западных либеральных демократических стран, но и ниже, например, Южно-Африканской республики, где Конституционный суд является главным гарантом верховенства закона.

Мы вроде бы должны строить демократическое правовое государство, но вместо этого мы тонем в отчаянном поиске временного большинства, потому что демократию мы понимаем только как власть большинства, которое может позволить себе делать все, что ему нравится, и может, скажем так, побороть всех остальных. И здесь нет отличий между Иржи Пароубком (Jiří Paroubek) и Миреком Тополанком (Mirеk Topolánеk). И по этой причине неприемлемо называть 'земским вредителем' председателя второй по величине парламентской партии, как это делает Пацнер.

И ко всему этому примешивают Россию, которая появляется на сцене в роли огромной нависающей угрозы, когда кому-то кажется, что это выгодно для политики. При этом Карл Пацнер каждый раз становится одним из первых.

Когда из Чехии выслали двух российских дипломатов, это начали объяснять тем, что они собирали информацию о радаре, хотя даже и не слишком осведомленному в этом вопросе человеку, например мне, уже давно казалось, что с радаром покончено. По-моему, не очень красиво делать из русских идиотов и, по-моему, это еще и опасно, потому что так мы только отвлекаемся от тех вопросов, где российские спецслужбы действительно опасны, - в получении экономических сведений для того, чтобы расширять влияние России не только у нас, но и во всей Европе.

Текст Пацнера эпический и внушительный. Хотя только до тех пор, пока читатель не поймет, что в основе статьи нет ни анализа, ни знаний соответствующих реалий. Автор работает, прежде всего, с популярными трактовками, а часто и с мифами.

Связи России и Европы в области энергетики, например, представлены как детектив и продуманный заговор. На самом деле все можно объяснить и по-другому: России действительно необходимы крупные поставки нефти и газа в Европу, потому что европейские страны надежны и хорошо платят. Современная Россия следит за строительством нефтепроводов, идущих в Китай.

Евразийство

Теперь мы подошли к одному из основных мифов чешских СМИ и на чешской политической сцене: Россия точит зубы на Европу и хочет завоевать ее, пусть и не совсем так, как в эпоху Сталина, но похожим образом. Я постоянно слежу за геополитическими дискуссиями в России и должен заметить, что там преобладает евразийство. Россия ориентирована на свое державное положение в Азии, и, с этой точки зрения, на ее на пути cтоит , прежде всего, Китай. Это страна, с которой Россия будет соперничать и в политике, и во власти. С Европой - нет/ Европа - это, прежде всего, источник богатства, и если кто-то захочет покорить ее силой или овладеть ею с помощью политики, он уничтожит сам себя, в технологическом и экономическом плане. Поэтому невероятно страшные беспощадные державные планы Сталина были отправлены в военный музей.

Я знаю, что хочу слишком многого от автора, который так однобоко смотрит на происходящее, тем не менее, я хотел бы, чтобы Карл Пацнер понял, что в России нет никого, кто бы хотел вернуть тоталитарный режим Сталина. Имя Сталина в России вспоминают, главным образом, потому, что очень хотят напомнить внушающее страх державное прошлое.

Россия в современном мире может выжить только как мировой торговый партнер, экспортер сырья и оружия, как инвестор, как игрок в экономике глобализированного мира. И как военная держава, которой надо бояться, потому что она владеет все еще значительным количеством ядерного оружия, создает новые вооружения и влияет на большинство ключевых мировых регионов.

Слабое место радара

Слабостью радара с самого начала было то, что он был делом двух сторон и был направлен против России. Теперь новая система противоракетной обороны станет делом НАТО, будет крупнее и будет направлена против реальной опасности. Поэтому отказ от радара - это не крупное поражение США в Европе, это, прежде всего, шаг, который был сделан на основании реальных возможностей страны. Это начало поиска новых путей защиты интересов Америки в мире.

Как говорили древние греки, Hic Rhodos hic salta (Здесь Родос, здесь прыгай!, - прим. пер.). Сейчас для нас эта фраза означает движение к новой действительности - мы впервые за всю нашу историю входим в два самых влиятельных европейских объединения - Евросоюз и НАТО, которые являются гарантами нашего суверенитета.