"В России и Иране никто не будет особенно считаться с лауреатом Нобелевской премии Обамой. Агрессивные режимы воспринимают всерьез не премии мира, а только силу", - пишет публицист газеты "Rzeczpospolita".

Получение Бараком Обамой Нобелевской премии мира - это очередной шаг к ее (разумеется, не финансовой) девальвации. Она становится идеологическим жестом, имеющим все меньше общего с  реальными делами, способствующими миру на планете. Впрочем, проблема установления мира чрезвычайно парадоксальна: не раз деятельность по одностороннему разоружению приводила к усилению опасности. Деятельность европейских пацифистов перед Второй мировой войной способствовала ее развязыванию, с объективной точки зрения они были союзниками Гитлера, а ядерный арсенал Соединенных Штатов удержал от агрессии Советский Союз и более пятидесяти лет являлся глобальным мирным фактором.

Правда, вручение награды Обаме это не такая компрометация, как вручение ее бывшему вице-президенту США Элу Гору (Al Gore), но в то же время это более демонстративный шаг. В значительной мере Гор получил свою награду за манипуляции или даже фальсификации, которых был полон его пропагандистский фильм о парниковом эффекте и вся его деятельность в этом направлении. Однако чтобы это понять, нужно было продраться сквозь густую экологическую пропаганду. В случае Обамы ситуация ясна: он получил награду за то, что в глазах Нобелевского комитета является анти-Бушем. И только за это. Как же выглядит баланс его деятельности по поддержанию мира?

Скомпрометировать Обаму

Можно счесть, что Иран и Россия сговорились, чтобы скомпрометировать Обаму. Ответом Тегерана на объявленный США официально и с большим шумом отказ от противоракетного щита, стало заявление о том, что никто не вправе вмешиваться в его дела по использованию ядерной энергии (разумеется, только в мирных целях). Это означает, что работы по обогащению урана, а, значит, созданию атомной бомбы, будут вестись также и на втором, тайном заводе. Одновременно с этим Иран провел удачные испытания ракет с радиусом действия более 2000 километров, которые могут долететь как до Израиля, так и до всех американских целей на Ближнем Востоке. Правда, потом Иран смягчил свою позицию и дал согласие на визит международных наблюдателей, но в данном контексте это сложно расценивать иначе, чем практикуемую этой страной игру в кошки-мышки с международным мнением. Игру, которая позволяет Ирану настойчиво продолжать деятельность, направленную на получение атомного оружия.

В свою очередь американские спецслужбы, объявив, что они уже как минимум несколько месяцев знают о работе тайных заводов в Коме, тоже будто издеваются над президентом, заявившим неделей ранее, что в последнее время Иран демонстрирует мирный настрой, что стало решающим в отказе от противоракетного щита.

Россия же признала это шагом в верном направлении и ожидает следующих. Вполне вероятно, что несмотря на заверения президента Медведева, работы над размещением ракет "Искандер" у польской границы (якобы они были лишь ответом на строительство противоракетного щита) будут продолжены. В то же время не прекращаются и очередные демонстрации Москвой ее имперской позиции, как, например, одобренный Думой закон, который позволит России вмешиваться во все и в любой момент.

Разумеется, я не имею в виду, что действия Москвы и Тегерана направлены прямо на Обаму. Просто в этих странах с ним никто особенно не считается, следуя принципам всех агрессивных режимов, серьезно воспринимающих только силу. Американский президент, неся вздор о том, что всегда и везде и с каждым можно договориться, подает сигнал, что его не стоит воспринимать всерьез. Сделает ли он сам из этого выводы?

Карикатура Буша

Предшественника Обамы Джорджа Буша  упрекали в утопической позиции, основанной на вере в то, что распространение в мире цивилизованных основ демократии и идей правового государства обеспечит глобальную безопасность. Противники Буша и США прибегали к карикатурному образу этих взглядов.

Из заявлений предыдущего президента и его советников вовсе не следовало, что проведение демократических выборов в любой стране превратит ее в либерально-демократическое государство. Из них следовала убежденность в том, что не существует генетической обусловленности, которая бы не позволила определенным народам или нациям построить демократическое правовое государство, являющееся по своей природе менее агрессивным.

Даже если такой процесс требует времени, его стоит когда-то начать. Одновременно с этим Буш признал роль силы в международной политике, исходя, в разрез модным теориям, из того, что пацифистские ценности поигрывают и в современном мире.

В значительной мере критика действий Буша носила идеологический характер, не принимала во внимание факты. Вспомним: после террористического акта 11 сентября все были уверены в том, что очередные атаки - это вопрос времени. За восемь лет ничего такого в США не произошло, и это, несомненно, было связано не с отсутствием у террористов желания продолжать подобную деятельность, а явилось результатом политики Буша.

О поражении Соединенных Штатов в Ираке было объявлено столько раз, что оно стало для СМИ фактом безотносительно реальных и очевидных успехов. Ирак не является образцовой демократией, однако эта страна постепенно встает на ноги, а факт, что ей не управляет сумасшедший деспот, не только является благословением для ее жителей, но и фактором стабильности для всего региона. Таким же стабилизирующим и положительным фактором (не побоимся это признать) является для этой страны временный статус  американского протектората. Вспомним, что под их протекторатом долгое время находились Япония и Южная Корея, что принесло неоценимую пользу и этим странам, и региону.

Собственно, основные грехи президентства Буша касаются внутренней политики, в первую очередь экономики, в которой он был продолжателем клинтоновской линии политики демократов, внеся свою лепту в серьезный кризис. Но это уже отдельный вопрос.

Идеология Обамы

Преемник Буша отличался от него приятной для уха риторикой, согласно которой лучше вести переговоры, чем воевать, а вместо того, чтобы тратиться на вооружения, лучше помогать нуждающимся. Из этого следовало, что для защиты нашего мира не нужны усилия, жертвы, дисциплина, иногда даже смертельный риск, а достаточно лишь мило улыбаться и без умолку болтать.

За этой риторикой стоит определенная идеология, распространенная в основном в Европе, а именно Обама в своей предвыборной кампании был самым европейским из всех кандидатов в президенты США за всю историю. В этом кроется причина того энтузиазма, который он вызвал в Старом свете. Данная идеология основана на том, что человека, доброго по своей природе, всегда можно склонить к добру, а если это не удается, то ответственность лежит на наиболее развитых в цивилизационном отношении странах. Если они не могут убедить иранцев, россиян, а также сомалийцев или суданцев в том, то лучше разговаривать, чем сражаться, то это только их собственная вина.

Цивилизованные должны разоружиться, а сэкономленные таким образом деньги передать международным организациям, которые по природе лучше национальных (никто не собирается доказывать, почему это так, а не иначе). Они, в свою очередь, должны взять под опеку всех и вся и путем международного права установить в мире идеальный и вечный порядок. Разумеется, Запад должен подать пример, а тогда и Ахмадинеджад (Mahmoud Ahmadinejad) и Путин, и Ху Цзиньтао (Hu Jintao) и Усама бен Ладен (Osama bin Laden) поймут, что им ничто не угрожает, и пойдут по его стопам.

Читателям может показаться, что этот образ карикатурен, но если присмотреться к разным модным в Европе (и Польше) критическим высказываниям о политике США, особенно о политике Буша, получится, что произведенное мной обобщение не является преувеличением. Конечно, немногие из поборников данной идеологии пытаются осмыслить ее целиком и сделать далеко идущие выводы.

Можно сказать, что Обама пользовался этой риторикой как инструментом, чтобы победить соперников и завоевать популярность. Люди не любят неприятную правду и предпочитают слушать о том, что все хорошо, что никаких усилий не потребуется. Также можно утверждать, что американский президент, предназначая биллионы долларов на дестабилизацию экономики США под лозунгом ее стимулирования, искал на чем сэкономить, и это требовало дополнительного рационального обоснования. 

Утраченная невинность президента

Принимая все это во внимание, отметим, что политическая риторика формирует ориентацию граждан, а за потоком слов Обамы невозможно не обнаружить идеологических убеждений. Это заметно хотя бы по его отношению к экологическим вопросам, в которых он исходит из идеологии глобального планирования для целей (якобы) спасения планеты. Экологическая угроза кажется сильно преувеличенной, а вот гигантские средства, которые получают различные лоббистские группы и ловкие корпорации, конкретны.

Поддаются измерению также средства и полномочия планетарной бюрократии, имеющей олигархические амбиции, заседающей в ООН, а также в других никем неконтролируемых наднациональных структурах.

Произведет ли поворот в американской политике холодный душ, которым явилась позиция, занятая Москвой и Тегераном после решения Обамы? Надежды стоит связывать с преемственностью этой политики, к счастью, требующей от президентов США совершать конкретные действия. Отказ от ПРО был нарушением такой преемственности, знаковым было то, что американская сторона подчеркивала ответственность Польши и Чехии за этот поворот. Как бы то ни было, это решение потребовало оправданий.

В начале своего президентства Буш также замечал в глазах Владимира Путина демократический огонек, но быстро переориентировал свою позицию в отношении России на более подходящую. Остается питать надежды, что американцы вернутся на Марс, откуда они родом, а вот надеяться на то, что европейцы покинут Венеру, не приходится.