Российский премьер-министр Владимир Путин отправляется в Пекин, где он пробудет три дня. Его визит приходится на то время, когда происходит перераспределение геополитического влияния.  Все это, само собой, - следствие глобального финансового и экономического кризиса, но еще это связано с тем, что после падения берлинской стены все еще не появился на свет новый мировой порядок, и США, таким образом, остаются единственной сверхдержавой на мировой арене. Поскольку Путин это знает, он попытается создать впечатление в Пекине, что Россия и Китай способны образовать союз, который мог бы стать противовесом США. Однако эти попытки окажутся тщетными.


По разным причинам Китай не заинтересован в слишком тесных двусторонних связях с Россией. В военном отношении этот самый крупный наследник Советского Союза не представляет больше никакой серьезной опасности. С экономической точки зрения Россия для Китая является всего лишь поставщиком сырьевых ресурсов. Об этом свидетельствуют и те договоры, которые будут подписаны в Пекине. Речь идет об экономическом соглашении в объеме 5,5 миллиарда долларов США. Сюда относятся проекты по разработке месторождений угля, железной руды и благородных металлов на территории Сибири. Однако заводы по переработке добываемого сырья будут простроены в Китае. Все это не свидетельствует о равноправии, которое было бы необходимо для прочного двойственного союза.


Также и в политическом отношении Китай может чувствовать себя спокойно. В странах Центральной Азии люди ориентированы на восток. Например, те киргизы, которые могут себе это позволить, посылают теперь своих детей учиться в Пекин, а не в Москву. Китайские товары переполняют рынки всего этого региона.


Если продвигаться дальше на запад по южной границе бывшей советской империи, то новые государства смотрят прямо в направлении Европы и при этом совершенно забывают о существовании Москвы. Грузия хочет стать членом НАТО, Украина также. Даже Армения, которая до последнего времени была своего рода форпостом Москвы на Кавказе, сможет быстро избавиться от российского влияния, как только отношения с Турцией немного нормализируются. Ситуация складывается очень в пользу Пекина и очень против Москвы, немного в пользу Европы и однозначно в пользу США.


Поэтому неудивительно, что новая администрация США так спокойно реагирует на усилия Москвы, направленные на сближение с Китаем. Если Китай будет поставлен перед выбором между Россией и Соединенными Штатами, то решение будет принять не сложно. Огромный американский рынок  жизненно необходим для китайской экономики.


Однако такого решения никто от Пекина и не потребует. Правда, летом этого года президент Барак Обама (Baraсk Obama) заявил: 'Отношения между США и Китаем будут определять 21 век'. Это, конечно же, верно. Двусторонние отношения Китай-США действительно представляют собой новый мировой порядок. Однако против варианта menage trois  (фр.: сожительство втроем - прим. переводчика) Обаме трудно было бы что-либо возразить. До тех пор, пока не вызывает сомнений, кто является двумя важными действующими лицами в этом треугольнике, а кто - просто довесок. Участие России было бы даже желательным для Обамы, поскольку таким образом будет связан потенциальный нарушитель спокойствия.


Решение должна будет принимать Москва. Либо она удовлетворится - признаемся, неблагодарной - ролью довеска, либо Россия останется одинокой и покинутой.