Существенная проблема в дискуссиях о радаре и России – это фальшивая историчность. Факты заменяются аналогиями, а вместо поиска закономерностей появляются эмоции и стереотипы. В дискуссии о статье Карла Пацнера можно отметить обе эти ловушки.

Страх перед Россией происходит отчасти из-за однобоко обобщенного опыта поколений, отчасти из-за вечно мерещащихся имперских амбиций России. Все это переплетается с представлением о том, что Россия все еще идет по линии внешней политики большевиков.

Были времена, когда вся Европа тряслась от страха перед французскими войсками. Сегодня никто не разделяет тех чувств. Проходит и страх перед Германией из-за разумной политики этой страны в течение длительного времени, а также из-за того, что уходят те поколения, опыт которых с немецким империализмом был самым печальным. То же самое произойдет и с Россией.

Русофобия

Утверждение о том, что Россия после прихода в Кремль Владимира Путина проводит политику, цель которой – мировое господство, абсолютно бессмысленно. Об этом говорит и Рудольф Кучера (статья «Страх перед Россией? Да, но...»). И здесь дело не только в том факте, что кремлевские амбиции править миром нельзя найти ни в одном официальном документе. России еще несколько лет придется разбираться с самой собой – с демографическим спадом, с модернизацией экономики и социальной сферы, ценностным кризисом в обществе. Не говоря уже о состоянии армии. Россия пытается занять хорошие позиции в так называемом «ближнем зарубежье» (это выражение обозначает страны, входившие в СССР, а вовсе не Центральную Европу). Это связано и с вопросами безопасности, и с тем, что в этих новых государствах есть русские меньшинства. Свою роль сыграла и единая экономика в бывшем СССР.

Проблемой для Европы XXI века, скорее всего, станет не ввоз большого количества нефти и газа из России, а то, что этих поставок будет не хватать. Тот факт, что благодаря доходам от экспорта Россия будет укреплять свое положение на Западе, - это результат не имперской политики, а логики поведения капитала. Так себя вести будут и другие, не только с более далекого запада и востока, но и с юга. Конкуренты российских компаний, конечно, еще долго будут делать из России чудовище и вмешиваться в геополитику.

Геополитические стереотипы

Эти стереотипы, прежде всего, проявляются в иллюзии, что после решения Обамы в Центральной Европе возник вакуум власти, что существует вечный враг в лице России (или Германии), что у Ирана нет других забот, кроме как готовить нападение мусульман на Европу или США.

В Чехии нет никакого вакуума власти. И без радара Информационная служба безопасности (BIS) будет продолжать сотрудничать с западными спецслужбами и культивировать антироссийские настроения. Чешские генералы будут укреплять дружбу с Брюсселем и Вашингтоном. А чешские дипломаты будут по-прежнему голосовать вместе с «большими братьями» с Запада. Здесь ничего не изменит даже победа на выборах Иржи Пароубка.

Мнение, что Россия спит и видит, как завладеть Чехией, насколько часто, настолько и смешно. Ценность нашей территории в геополитике очень мала. Хотя на несколько месяцев эта ценность возросла, ведь у нас должна была появиться часть системы стратегической обороны США, которую, конечно, можно разместить по-другому и в другом месте. Тот, кто удивляется тому, что великие державы меняют свое отношение к договорам, когда меняется ситуация, ничего не понимает в истории и в законах международной политики.

Изменившаяся ситуация
 
После победы в холодной войне в США преобладало мнение, что в течение всего XXI века можно будет сохранить американскую гегемонию. Однако оказалось, что мощи Соединенных Штатов не хватит на такое господство, за которое выступало правительство Джорджа Буша-младшего, и спецслужбы США пришли к выводу, что будущий мир будет многополярным.
 
Это будет мир, в котором наша западная, либеральная или христианская цивилизация, а к ней принадлежит и Россия, потеряет свое положение, которое она сохраняла в течение 15 столетий. Об этом говорил Гинек Файмон (Hynek Fajmon). Должны выжить те цивилизации, где на одну женщину приходится 2,1 ребенка, в Евросоюзе в прошлом году эта цифра составила 1,5. Лидеры должны сохранять экономическую динамику. Межгодовой спад экономики Чехии во втором квартале составил 5,5 процентов ВВП, в то время как в Китае был отмечен рост в 7,1 процента. Тем, кто высокомерно пренебрегает дружескими жестами Москвы, следует прочитать книгу Патрика Бьюкенена (Patrick J. Buchanan) «Смерть Запада», где этот воинственный американский консерватор призывает к союзу с Россией.

Специфический вес и значение Запада вмесите с Россией падают так стремительно, что простой инстинкт самосохранения должен был бы заставить нас перестать разжигать ненависть и бросать бомбы. Он должен был бы привести нас и за стол переговоров с Ираном. Во время долгого пути в будущее мы будем гораздо успешнее, если мы поймем, что самый верный способ обеспечить наши интересы – это кооперация, а не истерика вокруг мерещащихся вечных и непреодолимых конфликтов.