О намеченной на завтра поездке Сильвио Берлускони в Санкт-Петербург известно немного. Тем не менее, случай все равно подходящий, чтобы задаться вопросом, ставшим ключевым для нашей международной политики: насколько взвешены отношения Италии с Россией?

Оговоримся сразу, во избежание недоразумений. Берлускони прав, считая Россию фундаментальным партнером для Запада. Он правильно делает, когда предпринимает шаги по сохранению добрых отношений с Москвой. Способствуя заключению торгово-экономических соглашений между нашими странами, Берлускони выполняет свою  работу.

Однако проницательная внешняя политика, применительно к такой стране, как Италия, не возглавляющая, все-таки, списка мировых держав, предполагает учет двух важнейших вопросов - о своей уместности и сбалансированности.  Как раз эти два аспекта страдают, на наш взгляд, в отношениях Рима с Москвой.

Во время своего предыдущего премьерства Берлускони поддерживал личные привилегированные отношения и с Бушем, и с Путиным. Но с тех пор кое-что поменялось. Сегодня, когда Париж и Берлин находят взаимопонимание с Вашингтоном, Италия уже не имеет "иракского козыря", подпитывавшего нашу трансатлантическую связь. Место Буша в Белом Доме занял Обама. Путин тоже сменил кабинет, хотя и продолжает, теперь уже из премьерского кресла, верховодить в российской власти.

Учитывает ли эти изменения нынешнее правительство Берлускони? Нам кажется, что нет, и что неплохо бы главе кабинета поразмыслить, не слишком ли итальянская внешняя политика сконцентрирована вокруг России.

Возьмем, к примеру, энергетический вопрос. Никто не оспаривает значимость проекта газопровода "Южный поток" (к которому, кстати, собирается присоединиться и Франция). Но совсем другое дело - содействовать Газпрому (а именно это по существу и происходит) в его стремлении блокировать альтернативный проект "Набукко", необходимый Европе и пользующийся поддержкой США. И это при том, что "Набукко" и так испытывает трудности из-за неопределенности в вопросе будущих поставщиков газа. Еще один спорный момент - покупать ли у России газ из Центральной Азии, усиливая тем самым позиции Москвы в этом регионе.  И усугубляя уязвимость и без того запуганной Восточной Европы, которую все теснее опутывают с севера и юга запланированные Россией, Италией и Германией газопроводы.

Но не только содержание - форма итало-российских отношений тоже вызывает опасения. Когда Берлускони, в ответ на решение США отказаться от невыгодного русским антиракетного плана, поет победу, Путин, весьма вероятно, улыбается, а Обама испытывает раздражение. Хотя оба понимают, что Москва и Вашингтон прекрасно обойдутся и без посредников. Бесконечные призывы вернуться к "духу Пратики-ди-Маре" (где в 2002 году Берлускони принимал саммит Россия-НАТО), многократно высказанное  пожелание записаться в "адвокаты к Путину" (слова самого Берлускони) - все это вряд ли может кому-то понравиться и только подрывает доверие к Италии.

Наконец, значение имеет и демократический аспект. Способствовать максимальному сближению России с Западом - значит признать разницу менталитетов и совершить первый шаг по ее преодолению. Итальянский парламент поддержал инициативу Союза христианских демократов (Udc) выступить в защиту бывшего нефтяного магната Михаила Ходорковского, павшего жертвой "политизированного" судебного процесса. Может быть, это лишь первый звонок, сигнализирующий о намерении Италии впредь уделять больше внимания общей проблеме нераскрытых преступлений и нарушения прав человека? Будем надеяться, что именно так следует расценивать случай Ходорковского.

Как бы то ни было, приходится констатировать, что сегодня в своем сближении с Россией мы уже не знаем меры. Тем более, что такая политика оборачивается серьезными разногласиями с США.