Гуманизм третьего тысячелетия. О нем говорил на Римском кинофестивале Лех Валенса - и собрал больше фанатов, чем Джордж Клуни. Лауреат Нобелевской премии мира, рабочий из Гданьска, основатель "Солидарности", способствовавший, вместе с Войтылой, крушению социалистического лагеря - Валенса пробыл на красной дорожке аж полчаса. Он приехал в Рим представить польский фильм  "Попелушко" ("Popieluzsko") - историю о священнике Ежи, духовном опекуне движения "Солидарность", убитом коммунистической службой безопасности ровно 25 лет назад 19-го октября 1984 года. До сих пор неизвестно, как именно его убили, потому что тело Попелушко было найдено в озере. Фильм ансамблевый (всего в картине  занято 7 тыс. человек), трепетно и вместе с тем достоверно освещающий страницу польской истории, которую молодежь из Варшавы, Кракова, Катовице и Лодзя вряд ли знает. Человеческая природа, ценности, христианские корни Европы - об этом фильм, и  именно эти темы стали центральными в выступлении Валенсы. Он говорил о благополучии планеты как о заветной, но достижимой цели, в его интерпретации получившей, правда, отчетливые политические акценты.

В первую очередь, речь зашла о России. "В ней царит хаос, и с нами у нее не слишком хорошие отношения. У меня такое ощущение, что Путиных двое. Один крепко держит поводья и пытается проводить реформы. Другой - бывший КГБшник - говорит: "Вы мне за все ответите". Наш долг - помочь первому из двух, чтобы не столкнуться с воинствующей и враждебной Россией". 

Потом об Обаме. "Меня удивил его Нобель. Какое смелое решение, какой мощный кредит доверия! Его избрали президентом в расчете на реформы, но кто знает, удастся ли ему удовлетворить Европу и Америку. Должно удаться. Нам не пережить еще одного экономического кризиса. Нынешний кризис, в который нас ввергли банки, - это отражение устаревшего способа мыслить. И проблема эта глобальная". Валенса снова и снова говорит о необходимости реформ: "Транспорт, поглотивший города, как здесь, в Риме; безработица - все эти клубки нам предстоит распутывать".

И не стоит прятаться за несостоятельной отговоркой об отсутствии средств. "50 процентов денег идут на вооружение. Направим же эти финансовые потоки в другое, разумное русло". Потом внимание оратора вновь обращается к Европе, к капеллану Ежи, к католикам у власти. "Нашему континенту нужны герои, такие как Попелушко. Он был борцом за демократию, за свободу, за демократические ценности в той притихшей Польше, где за нацию говорила Церковь. Если бы не этот симбиоз, моя страна исчезла бы с географической карты. Конечно, капеллан Солидарности заплатил слишком высокую цену. И мы до сих пор не знаем правду о его смерти. На его похоронах я все думал, дело ли это рук одного особо усердного агента, или  целый план был составлен с целью лишить нас мужества. Я тогда произносил слова, не оглядываясь на цензуру. Нобелевская премия, врученная мне годом ранее, словно ветер, расправила наши крылья в тот момент, когда мы их уже было опустили. Сегодня я надеюсь, что Ватикан увидит этот фильм и ускорит причисление падре Ежи к лику святых. Потому что без Попелушко и без Войтылы третье тысячелетие было бы иным".