Вокруг ядерной темы ведутся жаркие споры во всём мире. Хотя никто не выступает за применение ядерного оружия, согласия относительно того, как сократить эту опасность, не существует.
Северная Корея, Индия, Израиль и Пакистан, все эти страны способны создать или уже создали ядерное оружие и при этом находятся вне действия главного регулятора в данной области – Договора о Нераспространении Ядерного Оружия (подписан в 1968 г.) Многие другие не верят в его эффективность, поскольку,  помимо всего прочего, данный документ не предусматривает соответствующие механизмы, гарантирующие, чтобы ядерная энергия (использование которой как таковой не запрещено) не использовалась в военных целях.


В то время как с одной стороны растут опасения, что негосударственные формирования, в первую очередь террористические организации, получат доступ к ядерному оружию, большое количество политических руководителей  считают, что это оружие обеспечивает их безопасность и не помышляют от них отказываться. Пять государств, обладающих ядерным оружием (и это подтверждено в Договоре о Нераспространеии) – Китай, США, Франция, Великобритания и Россия – разделяют точку зрения, что надёжный мир – это мир с небольшим количеством ядерных государств, «разумных» и «ответственных».


Тем не менее, Китай и Россия неоднократно прибегали к своему праву вето в Совете Безопасности ООН, когда на голосование ставился вопрос о принятии санкций в отношении стран, нарушающих действующие нормы. До недавнего времени, когда Обама публично призвал Израиль присоединиться к Договору о Нераспространении, политика США тоже была достаточно двусмысленной, поскольку Вашингтон выступал против того, чтобы ядерным оружием обладали такие страны, как Иран и Северная Корея, но при этом поддерживал «стратегическую неопределённость» своего союзника Израиля, отрицая наличие у этой страны ядерного оружия.


Второй раунд переговоров с Ираном на этой неделе представляет из себя лишь один из элементов головоломки. Иранское правительство неоднократно заявляло о том, что не ведёт разработку ядерного оружия, разведслужбы США и Международное агентство по ядерной энергии также уверены, что подобные работы не ведутся. Более того, специальным указом аятоллы это запрещено. И всё же, ведя переговоры о работе с запасами низкообогащённого урана (которые будут направляться в Россию и Францию для более высокой степени обогащения и впоследствии  возвращаться в Иран), преследуется цель исключить любую возможность того, чтобы у Исламской Республики смогли появиться ядерные  амбиции, поскольку они могут дать старт гонке вооружений на Ближнем Востоке, зоне и без того весьма взрывоопасной.


Наиболее обеспокоен иранскими ядерными исследованиями Израиль. Отказ Тегерана еврейскому государству в его праве на существование воспринимается как смертельная и реальная угроза Тель-Авиву. И эта угроза лишь усилится, если у Ирана всё же появится ядерное оружие. В силу этого Израиль не исключает нанесения упреждающего удара в качестве меры сдерживания. Хотя подобная акция вряд ли возможна без одобрения США, инстинкт самосохранения Израиля может возобладать над его репутацией среди членов мирового сообщества и  уважением международных правил поведения. Таким образом, подобный сценарий развития событий становится вполне вероятным.


Иранский вопрос может иметь последствия для мирных переговоров между Палестиной и Израилем, которые администрация Обамы пытается реанимировать. Не будем забывать, что позиция Израиля по вопросу создания Палестинского государства отчасти зависит от ощущуения угрозы со стороны Ирана. Речь идёт о гонке на время, в которой участвуют не только Иран (и Северная Корея).