Вот вам история глупости. В первое десятилетие после Шестидневной войны государство Израиль приняло решение... ничего не решать.
Руководство страны не вняло предостережениям Иешаягу Лейбовича, Амоса Оза, Ури Авнери, Левы Элиава и Ицхака Бен-Аарона, которые сразу же поняли, что страна попала в западню оккупации. Государство Израиль поверило, что оккупированные территории это козырная карта, которую следует держать при себе, ибо с ее помощью можно достичь мира.

Израиль Леви Эшколя и Голды Меир не понимал, что временная ситуация, которую он создает в Иудее, Самарии и секторе Газа, превращается в постоянную западню, из которой будет очень сложно выбраться.

В ходе второго десятилетия после Шестидневной войны Израиль, наконец, принял решение. После политического переворота 1977 года правые правительства создали 150 поселений, цель которых была сделать оккупацию необратимой. После того, как Израиль отступил с Синайского полуострова, Ликуд был тверд в своих намерениях больше не допустить отступлений подобного рода.

В беспрецедентном приступе гордыни, страха и полного пренебрежения к реальности ликудовский Израиль предпринял попытку поставить оккупированные территории под свой полный контроль. Используя порочные и анахронистские методы колониальной политики Израиль Менахема Бегина и Ариэля Шарона действовал в нарушение международных законов, не считаясь с реальной демографической картиной, и пытался заглотить большие куски страны, которые был просто не в состоянии переварить. Опьяненный собственной силой, зараженный мессианскими идеями, Израиль любой ценой противодействовал каждому проявлению палестинского суверенитета. Однако таким образом поставил под сомнение суверенитет еврейский.

В ходе третьего десятилетия оккупации произошел драматический поворот. Первая интифада дала понять большинству израильтян, что предпочтительнее покинуть территории. Ицхак Рабин и Шимон Перес предприняли попытку оставить территории путем реализации Норвежских соглашений, которые были подписаны с ООП. Однако эти соглашения завели в тупик. Почему? Потому что договор, составленный в Осло, основывался на совершенно беспочвенном предположении, что Ясир Арфат является серьезным партнером, а мир может быть достигнут в течение самого короткого времени.

Из-за подобного рода несостоятельных предпосылкок на нарушения палестинцев смотрели сквозь пальцы, а отношение к поселенцам было слишком мягким. Результат – хаос: с одной стороны вооруженное до зубов враждебное палестинское образование; с другой – бурно развивающаяся поселенческая деятельность. Политический процесс не только не освободил Израиль от удушающей удавки, он еще крепче сжал петлю на горле страны.

Четвертое десятилетие оккупации оказалось полным самых противоречивых событий. После сокрушительного поражения переговоров в Кэмп-Дэвиде и начала второй интифады большинство израильтян поняли, что оккупация и мир – вещи несовместимые. Большинство израильтян поняло, что необходимо со всей осторожностью покинуть территории, хоть это и не положит конец конфликту. Израиль Шарона и Ольмерта поверил в идею односторонних действий. Однако после того, как было проведено одностороннее размежевание, стало ясно, что и эта магическая формула является ложной.

Приход к власти ХАМАСа, падающие на юг касамы, операция "Литой свинец" и отчет Голдстоуна ясно показали, что происходит в том случае, когда Израиль предпринимает односторонние действия: палестинский экстремизм поднимает голову, возобновляется насилие, а когда Израиль защищается, ему связывают руки. Акт одностороннего отступления не сделал действия Израиля более легитимными в глазах международного сообщества. Напротив, одностороннее размежевание ослабило легитимность его действий.

Пятое десятилетие оккупации будет последним. Нет ни малейшего шанса на то, что международное сообщество предоставит Израилю дополнительное время. Если мы в течение максимально короткого времени не найдем способ разобраться с оккупацией, она похоронит нас окончательно. Справедливо это или нет – Израиль прижат к стене. Справедливо это или нет - мир не проявляет по отношению к нам никакого терпения и не желает больше к нам прислушиваться. Если мы будем вновь вынуждены применить силу – будем осуждены. Если мы самым серьезным образом не займемся поселениями – превратимся в Южную Африку.

Поэтому у Биньямина Нетаньяху и Эхуда Барака нет времени. Они обязаны действовать быстро и оперативно. Вариант первого десятилетия (статус-кво) не работает. О варианте второго десятилетия (поселенчество) можно забыть навсегда. Вариант третьего десятилетия (мир) – иллюзия. Вариант четвертого десятилетия (односторонние действия) – верный способ создания катастрофической ситуации.

Поэтому в течение короткого времени крайне необходимо разработать пятый вариант. Может быть, ограниченное отступление с территории Самарии. Может быть, ограниченное отступление взамен на международное признании защитной линии Израиля и права еврейского государства держать оборону на этих позициях. Может быть, ограниченное отступление взамен на то, что Египет, Иордания, Саудовская Аравия и страны Персидского залива возьмут на себя временную ответственность за освобожденные территоррии и их экономическое развитие. Так или иначе, но Нетаньяху и Барак должны действовать.