Канцлер Ангела Меркель, министр иностранных дел Гидо Вестервелле, министр обороны Карл Теодор цу Гуттенберг будут определять внешнюю политику Германии в ближайшие четыре года.

Почему вопросы внешней политики занимали на удивление мало места в переговорах между партнерами по новой правительственной коалиции между ХДС/ХСС и СвДП? Ответ прост: последовательность и предсказуемость - вот традиционно краеугольные камни внешней политики Германии. Правительства меняются, основы внешней политики неизменны.

Предсказуемость и последовательность

Евросоюз и НАТО были и остаются важнейшими союзами для Германии. Необходимо не только поддерживать тесные отношения с США, но и укреплять сотрудничество с Россией, записано в коалиционном договоре. По конституции, основные направления внешней политики определяет канцлер Германии. Ангела Меркель (Angela Merkel) на этом посту - гарант последовательности и предсказуемости внешней политики. Она уже показала себя искусным переговорщиком, пользуется широким международным авторитетом, у нее отличные отношения  с ведущими политиками мира.

Новые акценты во внешней политике

Правда, будущий министр иностранных дел, вице-канцлер, председатель Свободной демократической партии Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle) пытается с самого начала расставить собственные акценты. В частности, он намерен начать в новом легислатурном периоде переговоры с союзниками с целью сделать Германию страной, свободной от атомного оружия. "Мы хотим, чтобы последние ядерные боеголовки, еще размещенные на территории Германии, были выведены,- заявляет Вестервелле. - Об этом мы будем вести переговоры с нашими союзниками".

Речь идет о примерно 20 американских атомных бомбах, которые размещены на военно-воздушной базе Бюхель на западе Германии. Можно предположить, что Гидо Вестервелле без особого труда добьется этой цели, поскольку это отвечает и заявленной цели президента США Барака Обамы активизировать переговоры о ядерном разоружении.

Основная проблема - Афганистан

Одна из основных тем внешней политики Германии - участие немецких солдат в операции НАТО в Афганистане. Однако здесь важную роль будет играть будущий  министр обороны Карл Теодор цу Гуттенберг (Karl Theodor zu Guttenberg). Ему 37 лет, он восходящая звезда на политическом небосклоне. Среди его предков - участник заговора военных против Гитлера. Сам он служил в бундесвере в дивизии горных стрелков, он унтер-офицер запаса.

Карл Теодор цу Гуттенберг стоит перед важнейшей задачей: если верить опросам, большинство населения Германии выступает против участия немецких солдат в операции НАТО в Афганистане. Правительство же считает, что говорить о выводе войск можно будет лишь после того, как афганские власти смогут самостоятельно обеспечивать правопорядок и безопасность в стране. Цу Гуттенберг должен убедить население и военнослужащих в необходимости операции в Афганистане и одновременно подготовить планы вывода немецких солдат. Кроме того, он должен провести реформу в армии. Коалиционный договор предусматривает сокращение с 2011 года срочной службы в бундесвере с 9 до 6 месяцев. Это - очередной шаг на пути к профессиональной армии.

Но основная проблема - Афганистан. И тут перемены невозможны без договоренностей с НАТО и Вашингтоном. Можно с уверенностью сказать, что Карл Теодор цу Гуттенберг будет, наряду с Меркель и Вестервелле, играть важную роль и во внешней политике.

6 миллиардов евро в год на поддержку развивающихся стран

Остается еще министерство по делам экономического сотрудничества и развития. Его должен возглавить свободный демократ Дирк Нибель (Dirk Niebel). Звучит как курьез, ведь свободные демократы давно уже выступают за ликвидацию всего министерства и передачу его полномочий министерству иностранных дел. Однако нельзя недооценивать значение этого министерства. В текущем году оно располагало бюджетом в без малого 6 миллиардов евро.

Дирк Нибель призван обеспечить тылы Гидо Вестервелле, гарантировать, что оба министерства будут проводить единую линию. Нибель уже поставил под сомнение всю политику распределения помощи. Например, Германия до сих пор выделяет финансовые средства пороговым и развивающимся странам, в частности, Китаю. Не лучше ли направить деньги в страны, которые действительно нуждаются в помощи? Еще один немаловажный штрих: Дирк Нибель - вице-президент Германо-израильского общества. Насколько это отразится на выделении средств палестинским организациям, сказать пока трудно.